Капитан с большой буквы. Об Асафе Оскольском

Капитан с большой буквы. Об Асафе Оскольском


Капитан с большой буквы Я познакомился с Асафом Александровичем в 1976 году, поступив в ЛКИ и придя в сентябре в институтский яхт-клуб на о.Бычий. Говорят, что первое впечатление о человеке самое верное. Тогда мне сразу показалось, что именно таким и должен быть яхтенный капитан - четко ставящий задачи и контролирующий их выполнение, с громким голосом, всегда знающий чего он хочет и как этого добиться. Даже внешний облик Асафа импонировал. Высокий, сухощавый, чуть сутулый, с шевелюрой, слегка тронутой сединой. Не хватало только бороды и трубки. Трубку, правда, заменяла постоянная «беломорина», а вот подбородок был всегда чисто выбрит, даже в море.


Благодаря Асафу Александровичу была организована спасательная экспедиция на о.Мохни, где в августе того же 1976 года была выброшена штормом на камни яхта класса Л-6 «Ника», принадлежавшая ЛКИ, и на которую нас с моим другом, Саней Кульцепом, зачислили в матросы. Яхты «Хортица» и «Эос» под руководством Оскольского доставили на Мохни ремонтные материалы, были временно заделаны пробоины, и «Ника» была снята с мели и отбуксирована в Локсу. Из Локсы 12-метровую негабаритную яхту на трейлере при личном участии Асафа Александровича осенью перевезли в Ленинград, перетащили по льду на о.Бычий в мастерскую, капитально отремонтировали и в сентябре 1977 года спустили на воду. Собственно только тогда мы с Саней впервые вышли на ней в Невскую Губу. Вероятно, «Ника» так и осталась бы на Мохни, если бы не инициатива, настойчивость, организаторские способности и умение общаться с людьми Асафа Оскольского. 
Капитан с большой буквыВ те годы Асаф Александрович работал в ЛКИ старшим преподавателем кафедры физвоспитания и являлся тренером в парусной секции яхт-клуба ЛКИ. Зимой он проводил теоретические занятия по парусу и принимал экзамены, а летом активно ходил на яхте и учил «салаг» в море.
После ремонта «Ники» по инициативе Асафа Александровича яхта была переоборудована для активного участия в крейсерских гонках. Был сделан новый рангоут из легкого сплава, пошиты новые паруса, заменен такелаж, яхта была переобмерена и получила новый гоночный балл по IOR. Весь сезон 1978 года «Ника» провела в гонках и крейсерских плаваниях. Мы неплохо выступили в «Кубке Балтийского моря», в открытом Чемпионате Эстонской ССР - «Муху-Вяйнской регате» заняли второе место, в регате «Дружба» в Рижском заливе - первое. Мы побывали на о.Рухну и на о.Большой Тютерс. Этот первый для нас с Саней насыщенный, благодаря Капитану - Асафу Оскольскому, сезон на «Нике» стал наградой за участие в ее ремонте, и крепко связал меня с этой яхтой. 

 Из памяти уже стерлись многие детали, тем более, что мы позже участвовали во многих гонках и в том числе в «Кубках Балтики», но я хорошо помню, что в 1978 году старт был дан около форта Обручев рядом с Кронштадтом при свежем зюйд-весте. Была крутая волна высотой до 1.5-2 метров. Яхты зарывались в волну, и передние паруса черпали воду, отбрасываемую бортом. Уже вечером недалеко от мыса Стирсудден у нас лопнул стаксель-шкот. Мы убрали геную, и подбрасываемые на баке волнами вверх и вниз, заменили шкот. Потом поставили парус и продолжили гонку. После этой работы в горле у меня появился комок, захотелось полежать. У Сани тоже лицо было зеленоватое. Но Капитан отправил нас в форпик плести какие-то стропки. Команды капитана не обсуждаются, поэтому мы полезли в тесный форпик, где было душно и сыро, так как форлюк был наглухо задраен, а сверху по нему гуляла вода. Качка была резкая и неожиданная для нас, поскольку волны мы не видели, и в голове у меня немного шумело. Но работа увлекла нас настолько, что постепенно мы перестали обращать внимание на качку и удары о волны. Яхта была в надежных руках Асафа, а у нас было ответственное задание. После этой вахты мы с Саней перестали ощущать укачивание, и в дальнейшем я с благодарностью вспоминал этот урок, данный нам Капитаном. 

Капитан с большой буквыНа «Муху-Вяйнской регате» в некоторых гонках мы приходили на финиш первыми, и я впервые тогда ощутил чувство победы над достойными соперниками, в которой была и моя заслуга. Конечно, я понимал, что выигрывали гонки мы благодаря многим факторам, но самым важным среди них, на мой взгляд, был опыт и талант Капитана.
В середине августа 1978 года в Риге должна была состояться еще одна регата «Дружба», включавшая две гонки по Рижскому заливу. Капитан решил принять в ней участие, и по пути в Ригу мы зашли на одинокий о.Рухну в северной части залива. Запомнились заросли ежевики с огромными черными ягодами и старые грузовики с раскуроченными кузовами и моторами. Капитан поручил нам с Саней добыть из старых автомобильных аккумуляторов свинцовые пластины и отлить ручной лот (гиря для измерения глубины), которого на яхте после ремонта не оказалось. Это дело нам было хорошо знакомо со школьных лет и, набрав свинца, разведя на берегу костер и сделав с помощью найденной бутылки углубление в песке, мы отлили гирю лота, которая служит нам на «Нике» верой и правдой до сих пор. В первой гонке Рига -Мерсрагс мы финишировали первыми. В гавани Капитан, как всегда, пообщавшись с рыбаками, принес на борт ведро свежевыловленных бычков и поручил нам с Саней варить уху, предварительно дав ценные указания. До сих пор помню, как бычки выглядывали из бурлившей в кастрюле воды и смотрели на меня побелевшими выпученными глазами. Вечером на «шестерке» из Таллина «Гренаде», с которой «Ника» гонялась несколько дней назад на «Муху-Вяйнской регате», мы устроили совместный ужин. Наша первая с Саней уха удалась, как удался и весь сезон 1978 года. Регату «Дружба» мы выиграли.
По пути домой мы заходили в разные гавани, проходили близко к берегам и островам, так как в гонке на «Кубок Балтики» все это оставалось в стороне, либо мы спали на подвахте и ничего не видели. Прошли мы и рядом с о.Мохни, на камнях которого «Ника» сидела всего два года назад. Капитан рассказывал нам о Моонзунде, о Крепости Петра Великого, объединявшей в себя береговые и островные батареи морской артиллерии в Финском заливе и Северной Балтике, о Порккала-Уддской минно-артиллерийской позиции, о прорыве Балтийского флота из Таллина в Кронштадт и о многом, о чем знал сам. Наиболее запомнился мне заход на о.Большой Тютерс, расположенный на полпути от Таллина до Ленинграда к югу от о.Гогланд. Я впервые увидел нашу историю «живьем» в виде разбросанных немецких снарядных гильз, взорванных орудий, ходов сообщения, прожекторных платформ и других оставшихся признаков последней войны. Позже мы не один раз заходили на этот лесистый остров, и как-то раз даже пешком обошли его вокруг по берегу, протянувшемуся на 5 миль, но первое его посещение оставило в памяти неизгладимое впечатление. Как обычно Капитан поручил нам набрать в лесу черники, а также черной смородины и зеленых яблок с диких кустов и яблонь, сохранившихся на заброшенном хуторе. Из всего этого он сварил вкуснейший компот, разнообразивший наш привычный пищевой рацион.
«Ника» благополучно возвратилась в родной яхт-клуб в самом конце августа, покинув его в начале июля. Мы с Саней увидели и узнали много нового и интересного, поняли, что такое крейсерские гонки и крейсерские плавания, испытали себя морем и еще больше сроднились с нашей «шестеркой». Когда мы вернулись из плавания, у меня не гнулись пальцы на руках, так как вся внутренняя поверхность ладоней представляла собой одну сплошную мозоль от постоянной работы с жесткими шкотами, фалами, швартовными и якорными концами. Первое время в институте было даже трудно держать ручку и записывать лекции. Но я был счастлив, ибо уже тогда осознал, что, вероятно, в другой своей жизни был капитаном парусника или, по крайней мере, матросом на нем.
С капитального ремонта «Ники» и навигации 1978 года для меня начался процесс познания этой яхты, слияние с ней в одно целое, что, безусловно, способствовало решению стать яхтенным капитаном, и именно на ней. А пример было с кого брать. К сожалению, мне больше с Оскольским ходить на одной яхте не доводилось, так как с 1979 года он стал капитаном яхты «Аврора», закупленной ЛКИ при его участии в ПНР. Однако сезон 1978 года, а затем совместные эскадренные плавания «Ники» и «Авроры» многому меня научили.


Вадим Манухин,
к. т. н., доцент ГМТУ,
капитан яхты «Ника»,
мастер спорта России

 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
© 2017 команда яхты "Ника"