В ловушке

В ловушке

      В этом 2009 году 3 октября в субботу мы традиционно вышли на «Нике» на форты, чтобы, в который уже раз и не помню точно, отметить день рождения Евгения Васильевича Б... Нас на борту вместе с гостями было всего семеро, так как двое членов экипажа в последний момент сообщили, что пойти не смогут, а взять кого-то на их место уже не было времени.     

  С нами собирался идти «катер Кузьмича» (да-да это тот самый, который участвовал в съемках к/ф «Особенности национальной рыбалки») с гребной базы ГМТУ, но в пятницу накануне выхода у него накрылся дизель. Починить не успели. Может и к лучшему. 

В ловушке      Шли под парусами в лавировку при ветре от WSW переменной силы. Временами шквалило, и шел дождь, но в целом погода была неплохой. Было не очень холодно. По прогнозу ветер ночью должен был повернуть к S и немного усилиться. В связи с этим мы прошли мимо Ленинградской пристани в Кронштадте и затем и форт Милютин, куда были предложения встать на ночевку. Решили идти на форт Обручев, как в прошлом году, тем более, что ветер позволял дойти туда засветло. Доложили по УКВ «Граниту», но ответа не получили, как ни старались. В створе дамбы ветер усилился и дул «в морду», как в аэродинамической трубе. Отлавировали без проблем под стакселем №1 и первым рифом на гроте, который был взят еще раньше.  Повезло, что в это время не было проходящих судов. Затем, как обычно, прошли между косой о.Котлин и маяком Толбухин (E-й и W-й буйки увидели только в непосредственной близости кабельтова за два, так как они сейчас маленькие и на волне видны плохо). Отдали рифы и к форту подошли около восьми часов вечера еще засветло. Прошли SW-й вход в гавань под одним гротом. У центрального пирса правымВ ловушкебортом стоял ярославец «Братан», и мы, пройдя рядом с ним, вернулись назад ко входу и ошвартовались с отдачей якоря носом к волнолому в SW-й части гавани. На форту больше никого не было. Носовые заложили за вбитые в щели деревянные бруски с наружной стороны волнолома, а с кормы завели конец на противоположную стенку гавани за стойку бывшего ограждения. С левого борта завели концы в оставшийся с внутренней стороны волнолома рым. В общем, встали неплохо. Волны и ветра в гавани практически не было. Стемнело. Небо было ясным. 

 

      Далее все шло по накатанной годами программе. Развели костер (дрова и уголь мы всегда привозим с собой из Питера), насадили мясо на шампуры (все уже было подготовлено во время перехода), накрыли стол (стол действительно был на берегу, точнее школьная парта в виде стола), налили (у нас с собой было), произнесли тост, выпили. Пока жарились шашлыки, все это повторялось несколько раз. Кстати, у нас, обычно, Адриан Евгеньевич Н... произносит традиционный тост в честь Евгения Васильевича. Также он произносит тост, который начинается словами «Равняйсь!!! Смирна-а-а!!! На одного линейного дистанции!!!» и т. д., а заканчивается исполнением хором оркестровых партий марша «Триумф победителей». Я всегда исполняю партию трубы, так как когда-то играл на трубе. Затем подошел и шашлычок. Пели песни под гитару, залезали на бруствер форта, любовались ночным пейзажем при луне. К нам в гости «на огонек» пришли ребята с «Братана», посидели у нас, а утром пригласили к себе.

      Ночью все спали на «Нике», а я как всегда устроился у костра (дров мы всегда берем с учетом этого обстоятельства). Ветер, как и обещал прогноз, задул с S и немного усилился. В гавань стала заходить небольшая волна. Стал накрапывать дождь, и я перетащил часть костра под крышу каземата. Там и спал, пока меня не разбудил голос Родика с «Ники». Когда я вышел на волнолом, вода была с ним вровень, «Ника» была уже оттянута от него метра на три и качалась на волне как утка. Выяснилось, что один из двух носовых концов, заведенных за левый брусок, перетерся о бетон волнолома (хотя под них подкладывались доски, но волной при качке их оттуда вымывало). Правый конец просто болтался в воде, так как брусок, за который он был заложен в волноломе, исчез. Мне пришлось с трудом накинуть этот конец на оставшийся брусок, который время от времени показывался из-под воды и держался надежно. Затем я притащил с берега тяжелую толстую доску, подложил ее под концы и привязал к ним шкертом. Сами концы обмотал старыми джинсами, валявшимися на берегу. Волна часто перекатывала через волнолом, вода заливалась в сапоги, и ноги у меня по колено были мокрые. После этих манипуляций я то кемарил у костра, то ходил на волнолом проверять концы, то пытался подсушить носки у костра пока не рассвело.

В ловушке      Утром я решил сходить на «Братан» и попросить у них толстый швартов, так как боялся, что наши концы может рано или поздно перетереть. Наши запасные швартовы были выгружены с яхты перед прошедшими гонками, и, как часто бывает, их забыли загрузить после гонок. Хорошо, что были запасные старые брасы, которые уже пошли в дело. Были приготовлены на всякий случай и штатные брасы. Ветер продолжал дуть с S, вода оставалась высокой, в гавани гуляла волна. Подходя к центральному пирсу, я сначала услышал лязг железа по граниту, а затем увидел как "Братан", стоявший лагом к пирсу, било об него волной. Команда пыталась одержаться футштоками, двигатель работал. Я понял, что они хотят отходить, и им не до меня. Когда «Братан» дал ход, его протащило бортом по пирсу и выломало часть привального бруса, затем по мере разгона он отошел от стенки гавани и, не разворачиваясь, направился к проходу, у которого качалась «Ника». Я даже не смотрел в ту сторону. Но все кончилось хорошо, он вышел в море, не зацепив томбуй и не задев яхту. 

      Когда я вернулся к «Нике», старпом Александр Владимирович К... предложил отрезать свободную часть якорного каната (на нем был сплесень после того, как его когда-то чуть не перетерло о подводную кирпичную стенку в гавани Приморска) и завести его в качестве носового швартова. Так и сделали. 

   В ловушке   Подошло время возвращения в Питер, но ситуация не изменилась. Ветер в 6-7 баллов по-прежнему дул с S, в гавань заходила волна, и маневрировать при съемке с якоря поблизости от полуразрушенного гранитного пирса было опасно. Единодушно решили подождать, пока ветер зайдет к SW за форт. Давление быстро падало, и заход ветра должен был произойти. Яхта вела себя хорошо, за концами велось наблюдение, еды и воды было достаточно, поэтому для беспокойства не было причин. На берегу делать было нечего, временами шел дождь, и я перебрался на «Нику» к остальным.     В ловушке Днем мы связались по УКВ с морским буксиром «Выборг», стоявшим на якоре недалеко от форта, и узнали прогноз погоды. Ожидалось усиление ветра до 15-20 м/с при направлении от SW до NW. По мобильной связи мы также получили ряд прогнозов, которые предвещали поворот ветра к SW, а затем к W. Давление выположилось на отметке 738 мм. Тем не менее, до вечера направление ветра почти не изменилось. Он дул от SSW, то затихая, то снова усиливаясь. Мы все позвонили по домам и предупредили, что задерживаемся из-за погоды. На борту все было в порядке. Все понимали ситуацию. Мы дополнительно завели длинный конец, связав два старых браса, с правого борта на ограждение выступающего над берегом гальюна. Немного развернули яхту носом к ветру. Вечером по радио мы слушали репортаж о футбольном матче «Зенита» не помню с кем. Помню, что комментатор был прикольный и, что «Зенит», проигрывая 0:1, в итоге выиграл со счетом 2:1. Евгений Васильевич весь день запоем читал подаренную ему книжку «За бортом по своей воле» Алена Бомбара, я спал, другие вели беседы, вспоминая различные морские случаи.

      Часов в одиннадцать вечера приняли решение отходить на рассвете в понедельник, чтобы не возиться с якорем в темноте, тем более, что ветер начал поворачивать к W. Наметили план отхода. Взяли на гроте последовательно два рифа. Приготовили штормовой стаксель. Ночь прошла относительно спокойно.

      На рассвете ветер дул с SW вдоль гавани форта и оставался довольно сильным. Давление начало немного расти. С подветра недалеко от томбуя маячил полуразрушенный пирс, представляя по-прежнему серьезную опасность при отходе. Так как на яхте не было достаточно длинных концов, мы завели за рым на волноломе длинную серьгу из старого браса, и привязали к ней длинный конец, служивший до этого кормовым, убрали все носовые, кроме одного, который также завели серьгой. Затем завели двигатель на холостом ходу, и стали выбирать якорный канат, отдав носовой и потравливая конец, идущий к рыму. Стравившись до панера, подняли томбуй, а затем и якорь. Якорь был чист. Затем мы подобрали носовой. Яхта стояла носом к ветру, и при отдаче носовой серьги ее могло увалить как налево, так и направо, а места для разворота не было. Поэтому мы развернули «Нику» на конце кормой к ветру, обнеся его по правому борту. После этого подтащили ее до узла на серьге и отдали один из ее концов. Выхлестнув серьгу из рыма, дали ход. Разогнавшись по ветру в гавани и выбрав конец на палубу, мы развернулись и, снова набрав ход, выскочили из гавани при ветре в правый борт. Затем поставили грот с двумя рифами, штормовой стаксель и выключили мотор.

   Дальше все было обычно. Мы отлавировали до прохода между о.Котлин и Толбухиным маяком, прошли проход, затем увалили и быстро дошли до кронштадской дамбы. На подходе связались с «Гранитом» и на этот раз услышали ответ и пожелания счастливого плавания. На работу мы уже не успевали, поэтому заранее предупредили кого нужно по мобильной связи. Проблем с этим ни у кого не возникло. В Маркизовой луже небо стало расчищаться, мы отдали один риф и в районе обеда уже ошвартовались в базе. Однако на берег выйти оказалось не так уж просто. Сходню затопило на полметра, и Александр Владимирович, мужественно засучив штаны, перешел на берег и пригнал шлюпку с соседнего дебаркадера. 

     Вечером, когда я уезжал домой, ветер значительно усилился, а давление быстро росло. Во вторник стало известно, что ночью в городе штормовым ветром повалило несколько деревьев, а вода в Неве поднималась на полтора метра. Таким образом, мы на минимуме давления между теплым и холодным фронтом циклона при хорошей видимости выскочили из ловушки и благополучно вернулись домой. Этот поход, впрочем, как и все остальные, обогатил мой опыт, и, я уверен, запомнится надолго всем участникам.


капитан яхты «Ника»

© 2017 команда яхты "Ника"