Юбилей в Пярну. С продолжением... часть 2

Юбилей в Пярну ...с продолжением.

 

 6. Награждение

... (Часть 1) ...

            Прошло уже более пяти лет. Кое-что стерлось из памяти. Но то, что было когда-то намечено, надо выполнять. А намечено было написать эту историю до конца, тем более что у нее было продолжение.

            Призы за гонку вручал директор яхт-клуба Маати Хул. Он говорил сначала по-эстонски, а затем по-русски. Однако его русский мало отличался от эстонского, и что-то понять было очень трудно. Вообще его речь напоминала жужжание шмеля, но шмеля доброго и мудрого. В 4-й группе яхт класса Л-6 за первое место "Онеге" был вручен большой хрустальный кубок с ручками и крышкой, на пьедестале которого было написано

PARNU JAHTKLUBI 100

WATERGATE REGATT

IV GRUPP  I KOHT

2006

и сертификат на 20 тысяч эстонских крон. Позже мы узнали, что прибавив к этой сумме еще немало деньжат, Онегодяи купили GPS-картплоттер. "Ника" за второе место получила точно такой же кубок, но несколько меньшего размера. Затем Маати, прожужжав, спросил меня, какой из двух призов я хотел бы получить. Вообще-то, за второе место предполагался приз в виде сертификата на бесплатную годовую стоянку яхты в Пярнусском яхт-клубе, но рассудив, что "Эрне" такой сертификат нужнее, чем "Нике", я выбрал сертификат на бесплатное пребывание для всего экипажа яхты в течение трех дней в любое время до конца этого года в лучшем санатории города Пярну - "Эстония". "Эрне" за третье место Маати вручил еще более уменьшенную копию тех же кубков и приз, от которого я отказался в пользу "Эрны". Антс был очень доволен такой раскладкой и я тоже. После награждения тут же под навесом в кубки было налито шампанское, которое также входило в призы, и они были неоднократно "обмыты". Когда шампанское закончилось, экипажи русских "шестерок" перешли на более крепкие напитки. Веселье с танцами и песнями продолжалось до самого вечера. Когда стемнело, в небе над портом как раз напротив яхт-клуба власти города устроил грандиозный фейерверк. Такого яркого, разнообразного и длительного фейерверка я раньше нигде не видел. Ночью гуляния и брожения продолжались. Помню смутно, что, когда я уже спал на яхте, Киса меня разбудил и позвал на берег петь песни с эстонскими девчонками. Сначала я сопротивлялся, но потом решил поддержать Кису и спеть с ним пару-тройку русских песен. Что мы пели, я уже не помню, но то, что девчонки очень хорошо пели свои песни на эстонском языке, запомнил. Потом я оставил Кису одного с эстонскими певуньями и пошел спать. Чем там все закончилось, не знаю, но утром с похмелья Киса восторгался девичьими талантами, особенно одной из них (в смысле песнопения), и даже хотел продолжения концерта. Но девчата больше не появились, видимо отсыпались.

            Поскольку "Ника" заходила в Пярну еще в 2008 и 2010 годах, я уже точно не помню, что было на следующий день после награждения, т.к. все было очень похоже с более поздними посещениями. В памяти произошли наслоения, и все перемешалось. Скорее всего, мы купались и отлеживались на пляже. Но сухие строки судового журнала гласят, что 17 июля в 11:30 "Ника" вышла из Пярну на Таллинн.

 

7. На пути к дому

 

            Нас осталось пятеро, т.к. Саня Кульцеп уехал из Пярну домой. На этом отрезке плавания я освободил себя от вахт, а вахтенными начальниками назначил Серегу Альбова (с Кисой) и Леню Романова (с Людмилой). "Онега" ушла раньше, поэтому мы возвращались в гордом одиночестве. Погода стояла хорошая, но к вечеру ветер усилился, и в проливе Муху-Вяйн нам пришлось лавировать против сильного ветра и крутой волны. Вот что записано в журнале:

 

 "18.07. 00:20 Прошли траверз о.Вирелайд.

 При подходе к фарватеру Хельтермаа-Рохукюля ветер зашел на NW и усилился до 10-15 м/с. Порывы ветра достигали по моим ощущениям до 20 м/с; зарифленный грот начал ползти по шву. Были взяты дополнительные рифы (способом патент-рифа). Стаксель был убран. Под глухо зарифленным гротом попытались выйти фарватером Хари-курк в Финский залив, однако после длительной лавировки на гроте пополз боут фалового угла. Поставили штормовой стаксель с рифами, убрали грот и увалились на фордевинд. Поставили штормовой грот. Попробовали снова выйти из пролива. Однако сильный ветер и волна приводили к большому крену и ударам корпуса о волну. Учитывая свою собственную усталость и усталость экипажа, а также неблагоприятный прогноз погоды на 19.07 (W-NW, 7-12 м/с, порывами до 15 м/с), а также сложную навигационную обстановку в проливе, принял решение идти в Куйвасту.

 19.07. 00:30 Ошвартовались к пирсу с S-й стороны порта Куйвасту".

 

            Итак, мы вернулись в порт Куйвасту, который прошли сутки назад. В Куйвасту "Ника" не заходила уже много лет. Порт с тех времен, когда мы здесь в 1979 году изготовляли пятиметровое кормовое весло вместо утерянного в гонке пера руля и в 1981 году из сломанной в гонке мачты сооружали временную, очень сильно изменился. Появились удобства. Рядом у пирса и поодаль на якорях прятались от волны и ветра полтора десятка яхт, в основном финские, шведские и немецкие. На спокойной стоянке Людмила приготовила вкусный ужин, мы приняли по рюмочке, и на меня нахлынули воспоминания о проведенных здесь ранее днях, а затем мы хорошо выспались. При этом мужская часть экипажа, кроме меня, несла поочередно ночную стояночную вахту.

            Наутро мы занялись судовыми работами. Зарядили в порту, благодаря дипломатическим способностям Леонида, аккумулятор, зашили паруса. Киса разобрал лебедку стаксель-фала, в которой был сильный люфт, и отремонтировал ее. Я обнаружил, что левая задняя основная вантина ослабла. Оказалось, что в клетнёвке лопнул проржавевший огон. Серега сделал временный огон на стяжках, а я обтянул стоячий такелаж. Весь день дул сильный ветер, по небу неслись черные рваные облака зловещей формы, а нам уютно стоялось в уже родном для «Ники» Куйвасту. Киса нашел себе аудиторию. Он пел под гитару, а пассажиры стоящего рядом парома в ожидании отправления слушали и даже аплодировали, чем Киса был польщен и растроган.

            Мы провели в Куйвасту еще одну ночь, а утром 20 июля при еще свежем ветре под штормовыми парусами отошли от пирса. Вскоре ветер ослаб. Мы пошли узким проливом Вози-Курк, поскольку этот путь был короче. На фарватере Хобулайд завели мотор, т.к. ветер задул прямо в морду, а ширина прохода для лавировки узковата, да еще паромы ходят. Двигатель, правда, работать устойчиво не хотел. Работал только при ручном подсосе топлива. Видимо на болтанке засорился бензопровод. Разбираться было некогда, и Киса, будучи в отсутствии Сани старшим механиком, почти час качал вручную бензин. Когда прошли фарватер, я распорядился встать на якорь для выяснения и устранения причин плохой работы мотора. В 17:15 встали на якорь в точке 58° 57,508’N и 23° 24,839’E на глубине 3,2м как раз напротив Хаапсалу. Пока Киса возился с мотором, а это длилось долго, т.к. начал он с бензобака и бензопровода, а закончил разборкой карбюратора, в котором и была зарыта собака, мы искупались, а Людмила приготовила ужин. Снялись с якоря в 20:50 и под гротом и мотором, который после извлечения Кисой из карбюратора пресловутой «собаки», работал как часы, прошли по створу Параллепа, а затем по створу Норбю вышли из пролива. Все было отлично, но ночью ветер скис. Все выдуло за предыдущие дни. К утру слабо подуло от S-SO, и в 16:00 21 июля «Ника» ошвартовалась в Пирите в яхт-клубе «Калев». Здесь мы встретили питерскую яхту «Юнга» из 81 СК флота и привели себя в порядок – покупались на пляже, помылись в душе. Вечером сходили в магазин, попили пивка, закупили кóрма и подарков. Я, не отличаясь оригинальностью, купил «Vana Tallinn» в ассортименте от 16 до 50 градусов и в различной фасовке. В 22:15 прошли без замечаний погранично-таможенный контроль и вышли в Таллиннский залив.

            На пути к дому нас преследовали слабые ветра и закисоны. Помню, от безысходности решили завести мотор. Мотор послушно загудел, но буруна за кормой не возникло. На ум ничего не пришло, кроме потери гребного винта, что было печально. После о.Сескар удалось поставить спинакер, и мы уже размечтались, что поздно вечером будем дома. В 21:40 23 июля мы действительно ошвартовались у пирса Морского вокзала, но таможня «добро» нам не дала, т.к. давать его было некому – рабочий день у них начинается в 9 часов утра, а заканчивается в 9 часов вечера. Но ничего не бывает напрасно. Мы решили не тратить время зря и привести яхту в порядок - помыть трюма и все такое. Я был наверху, как вдруг Киса высовывается в люк и кричит, что гребной винт на штатном месте! Оказывается, вылетел палец вала не на винте, а на муфте двигателя. Оставалось только удивляться, почему гребной вал с винтом не вылетел из муфты и не ушел на дно, ведь он у нас выходит в левый борт на кронштейн. То, что вал не вращался, впопыхах не заметили, ведь муфта-то крутилась! Что говорить, нам повезло. Палец заменили болтом М8 и провели швартовные испытания. Все работало, все крутилось, винт греб. После этого случая на гребной вал установили специальный хомут, не позволяющий ему выскользнуть из сальника при подобных обстоятельствах. Утром таможня все-таки дала «добро», и пограничники обслужили нас довольно быстро. Так что в 12:50 24 июля «Ника» уже стояла дома в яхт-клубе ГМТУ на о Бычий, пройдя в этом плавании по лагу 953 морских мили.

Фотоальбом похода

 

 (Вот дальше-то и будет ПРОДОЛЖЕНИЕ, оно уже пишется).

 

Продолжение 

© 2017 команда яхты "Ника"