Юбилей в Пярну с ... продолжением

Юбилей в Пярну с ... продолжением

 

1. Прелюдия


      Говорят, что если чего-то сильно захотеть, то рано или поздно это случится... 
      С момента создания Ассоциации яхт класса Л6 вызревала идея восстановить контакты с прибалтийскими яхтсменами, ходящими на "шестерках", чтобы совместными усилиями сохранять и популяризировать эти замечательные яхты. В 70-80-е годы прошлого столетия наша "Ника" с 1978 по 1989 годы семь раз участвовала в Муху-Вяйнской регате, являвшейся тогда Открытым Чемпионатом Эстонской ССР в крейсерских яхтах. Среди участников были все эстонские и некоторые латвийские "шестерки": "Керберос", "Пеетер", Лембиту", "Санта-Мария", "Даго", "Карелия", "Гренада", Трийн", "Рига", "Роя" и др. На всю жизнь запомнил украшавший регату своим участием деревянный стаксельный кэч "Вянемуйне" из Таллинна. Много "шестерок" из Прибалтики приходили к нам для участия во Всесоюзных парусных гонках крейсерских яхт "Кубок Балтийского моря" (1971-1988 гг.). Другими словами многие капитаны и члены экипажей этих яхт были знакомы нашим яхтсменам, в том числе и мне лично. 
      Дополнительный толчок случился в 2002 году, когда в Санкт-Петербург тихо и скромно пришла "шестерка" из Эстонии под незнакомым именем "Эрна". Хотя само имя Эрна мне было знакомо еще по Муху-Вяйнским регатам, так звали милую женщину - капитана яхты "Рига", но о какой-либо ее связи с яхтой "Эрна" я тогда и думать не мог. Интересно, что "Эрна" пришла в Питер по собственной инициативе, и в Ассоциации класса о ней ничего не слышали. Помню в тот год мы на "Нике" возвращались из Выборгских шхер и в Маркизовой луже на приличном расстоянии по левому траверзу увидели на встречном курсе незнакомую "шестерку" под двигателем с деревянной мачтой и под эстонским флагом. Названия не разглядели. К сожалению, по рации связаться с ней не получилось, а догонять под парусами против ветра было бесполезно. Эстонцы нас либо не заметили, либо не придали встрече особого значения, т. к. приходили с сугубо туристическими целями. Позже выяснилось, что эта яхта заходила в Речной Яхт-клуб, а затем отправилась в Выборг (тут мы ее и видели), а называлась она "Эрной". Мои знакомые капитаны из РЯКа, побывавшие на "Эрне" потом рассказывали о тике на палубе и рубке, нержавеющем такелаже, дизеле и новых дакроновых парусах. Хотя на вопросы, кто капитан и как раньше называлась яхта, толком ответить не могли. Однако этот визит и контакты не прошли бесследно, и как-то осенью на сайт Ассоциации пришло письмо от экипажа "Эрны" на английском языке. Вот его перевод: 


      "…От имени Антса Везило и экипажа эстонской яхты класса Л6 "Эрна" мы рады передать наш искренний привет всем членам Ассоциации класса Л6 и, в особенности, тем, с кем мы встречались в Петербурге, Кронштадте и Выборге во время нашего плавания в июле 2002г. Мы восхищены тем, как вы держите флаг Российского яхтинга, несмотря на временные трудности. В особенности, мы восхищены тем, как вы держите флаг яхт класса Л6 - одного из лучших примеров конструирования Российских парусных яхт. Мы надеемся, что вы продолжите это дело с таким же фанатизмом, и Российские деревянные парусные яхты восстановят свои выдающиеся позиции в ближайшем будущем. Кроме того, мы хотим поблагодарить редактора веб-сайта Ассоциации класса Л6 за огромную проделанную им работу. Мы надеемся, что сможем выслать вам некоторые материалы о яхте "Эрна"…. Искренне Ваш, Маргус Самели". 
      Когда я увидел это письмо и понял, что капитаном "Эрны" является Антс Везило, я пожалел, что летом не попытался догнать "Эрну" в Маркизовой луже. Ведь Антс раньше капитанил на "Керберосе" - неоднократном чемпионе Эстонии, с которым "Ника" постоянно "царапалась" на Муху-Вяйне. Это письмо было зачитано на собрании Ассоциации в ноябре 2002 года и воспринято всеми как шаг для сближения. Как выяснилось позже "Эрна" - это бывшая "Рига", капитально отремонтированная на средства ее нового владельца - Маргуса Самели - энтузиаста деревянного классического яхтинга. Яхта была перебазирована в Пярну и названа в честь ее прежнего капитана Эрны. Кстати, Эрна и Антс живут вместе в Пярну и продолжают ходить на бывшей "Риге" вместе с Маргусом и его братом Мартом. 
      После этого были отдельные попытки выяснить в каком состоянии находятся другие эстонские "шестерки" и хотят ли они придти в Питер на Открытый Чемпионат России, проводящийся в рамках Санкт-Петербургской парусной недели с 2003 года. В 2005 г. в Эстонию к родителям ездила Нора Погорелова - молодой член экипажа "Ники". Она встречалась с Ольва Роосма и Андерсом Валасте, который собирался приехать в Питер, но не приехал. Выяснилось, что эстонцы положительно настроены на контакты с нами и готовы участвовать в наших соревнованиях при условии, что не будет помех со стороны пограничных частей и ВМФ. Этот вопрос остается основным препятствием свободного участия иностранных яхт в наших соревнованиях, проходящих в основном в приграничной полосе Финского залива. Выяснилась также плачевная картина с состоянием эстонских "шестерок": "Лембиту" (теперь "Валастэ"), "Пеетер" (теперь "Нэле"), "Даго", "Керберос" в ремонте, "Санта-Мария" продана в Ригу, "Карелия" и "Гренада" брошены. На ходу только "Эрна" и "Трийн", которые хотели бы придти на о.Гогланд, но Гогланд был закрыт для свободного посещения даже нашими яхтами! Для открытия границы яхтам все равно следовало идти либо в Петербург, либо в Выборг. Короче стало ясно, что нам проще сходить самим в Эстонию, а там будет видно. Но выбрать время так, чтобы это было удобно не только нам, но и эстонским яхтсменам, с которыми мы бы хотели встретиться, было не так просто из-за плотного гоночного календаря как у нас, так и у них. И вдруг... 

2. Лед тронулся


      Все началось с приглашения из Пярнусского яхт-клуба, которое появилось на сайте Ассоциации класса "Л-6" в январе 2006 года. Суть приглашения заключалась в том, что в 2006 году Яхт-клубу г.Пярну (Эстония) исполнялось 100 лет со дня основания, и в связи с этим юбилеем Пярнусский яхт-клуб будет проводить свою Юбилейную регату Watergate 2006 13-15 июля, на которую и приглашались все желающие яхтсмены. Важным моментом положения о регате было то, что среди четырех классов яхт-участниц был класс деревянных яхт, под который подходили наши классические "шестерки". В феврале 2006 года на собрании Ассоциации класса я объявил об этом юбилее и призвал капитанов откликнуться на приглашение из Пярну. Первой "загорелась" "Онега" из РЯКа, затем "Лилия" из Стрельны, которая еще стояла без килевой балки в ремонте. Наш экипаж тоже заинтересовался участием в юбилейной регате, возможностью увидеться с Антсом и Эрной, а также посетить места былых баталий в Муху-Вяйне, где "Ника" не появлялась с 1992 года. 
      За подготовкой яхты к сезону пролетела весна. У нас до середины мая не было ясности с тем, кто сможет пойти в Пярну, чтобы еще и в августе вырваться с работы на Парусную неделю. Студенты, имеющие время, не имели загранпаспортов, а те, кто имели паспорта не могли оторваться от работы или от семьи. "Онега" эти проблемы утрясла раньше и начала действия по оформлению документов с помощью Маргуса Самели, уже заявившего в гонку "Эрну". "Лилия" продолжала ремонтироваться, и стало ясно, что, кроме "Ники" пойти с "Онегой" в Пярну некому. В конце мая, когда мой старпом Саша Кульцеп и механик-водолаз Дима Котенко наконец получили загранпаспорта, мы также отправили список экипажа в Пярну для получения приглашения на регату и оформления эстонской визы. В наш экипаж, кроме меня, Сани и Димы еще вошли Людмила Беспалько, Серега Альбов и Леня Романов. Надо сказать, что в последние годы на "Нике" со мной в гонках участвовали Саня, Людмила, иногда Дима и Серега. Леня, хотя раньше и ходил на "Нике", но в гонках почти не участвовал, а остальные ребята из команды по разным причинам пойти не могли. Свои шансы на призы в будущей гонке, зная Антса и экипаж "Онеги", я оценивал весьма скромно. О других участниках мы вообще ничего не знали. Но до гонки в Пярну было еще далеко, приглашение для визы пока не пришло, а впереди был целый июнь местных гонок, включая 100-мильную от Кронштадта до о.Нерва и обратно. 
      Но, как водится, проблемы решаются, если их решать. В конце июня пришло приглашение, и мы заполнили анкеты на визы. 12 июля мы должны были быть в Пярну и заявиться в гонку. Еще одна опасность заключалась в том, что из-за саммита "G8" в Питере выход в море яхт из клубов мог быть запрещен в любой момент. Как всегда в таких случаях сроки закрытия акватории назывались самые разные. В любом случае 8 июля надо было выходить. Яхта была готова, провизия закуплена, визы получены, дата и время отхода назначены. 

3. На пути в Пярну


      Согласовав накануне время выхода с "Онегой", 8 июля в 6.30 утра "Ника" отдала швартовы и вышла из яхт-клуба Государственного морского технического университета на морской вокзал для прохождения пограничного и таможенного контроля. Был штиль. Пройдя немного под двигателем, вскоре увидели впереди "Онегу", затем поставили паруса и около 10.00 ошвартовались рядом с "Онегой" на Морвокзале. После того, как мы с Никитой Бриллиантовым написали какие-то расписки и декларации, пограничницы и таможницы дали "добро", и в 10.45 "Ника" с "Онегой" под моторами отошли от причала Морвокзала. 

Юбилей в Пярну

      Предварительно мы наметили заход в Таллинн с тем, чтобы пройти эстонскую границу и спокойно идти дальше через Муху-Вяйн. Честно говоря, я думал, что в проливе Воози-Курк будет стоять пограничный катер, как в советские годы, и если у нас не будет открыта граница в Таллинне, то скорее всего придется возвращаться назад. Как выяснилось позже, все оказалось совсем не так. Последний раз "Ника" заходила в Таллинн из-за плохой погоды в 1998 году, возвращаясь из Мариенхамна в Петербург. У нас тогда не было эстонских виз, но пограничники отнеслись с пониманием и дали нам дождаться улучшения погоды, дважды в день принося прогнозы. 

Юбилей в Пярну

      Ветер оставался слабым, и яхты еле продвигались на запад. 9 июля в районе о.Вайндло у борта вынырнула нерпа и с удивлением стала разглядывать наши обвисшие паруса. Мы с не меньшим удивлением разглядывали нерпу. "Онега" куда-то исчезла. 10 июля всю ночь и утро "Ника" штилела в 1.5 милях от о.Мохни, на берег которого ее выбросило штормом в 1976 году. В бинокль можно было разглядеть камни, пробившие тогда ее правый борт. Казалось, течение снова несет нас на эти камни, а на SO зловеще вспыхивали зарницы. В 6.30 я не выдержал и запустил мотор, чтобы отойти от острова на безопасное расстояние. Примерно в 17 часов мы были на траверзе Таллинна, "Онега" была в пределах видимости, но как раз в это время налетела гроза со шквалами. Шквалы были не очень сильными, и мы лишь убрали геную, надеясь под гротом хоть немного продвинуться вперед пока дует. Но гроза прошла, ветер скис, "Ника" опять неподвижно застыла на зеркальной поверхности воды чуть западнее меридиана Таллинна. В Таллинн решили не заходить, т. к. времени оставалось в обрез. Ну а что будет в проливе? Дойдем увидим. "Онега" тоже благополучно прошла грозу. Мы связались с ней по УКВ и решили идти в Хаапсалу. К 20.00 на траверзе о.Найссаар ветер зашел к SW и усилился. Пусть в "рожу", но зато дует! Всю ночь яхты шли в лавировку при свежем ветре и встречной волне. "Онега" опять пропала, уйдя в моря, а мы избрали тактику лавировки за мысами. На правом галсе "Ника" заходила далеко в заливы изрезанного берега в районе Палдиски, где не было волны, а на левом галсе немного выходила за очередной мыс с тем, чтобы его обогнуть и снова повернуть в следующий залив. Здесь и ветер был потише, но невыгодно закручивал у мысов. Зато подвахта хорошо отдохнула без качки и долбежки о волны. Так близко к мысу Пакри "Ника" никогда не приближалась, а я все ждал когда же появится сторожевой катер, чтобы нас задержать. Но его все не было. 

      Рано утром 11 июля мы легли на створ Норбю, ведущий в Воози-Курк. В лучах восходящего солнца впереди показался парус "Онеги". За ночь она нас обошла, лавируя вдали от берега. Чем выше поднималось солнце, тем больше скисал ветер. Навстречу рядом с нами прошла красивая 12-метровая деревянная финская яхта с низким бортом, небольшим стакселем и огромным гротом. Финны дружелюбно помахали нам, а мы им. Вдруг я заметил катер, силуэт которого не оставлял никаких сомнений. Ну вот и все. Он стоял на якоре и, казалось, не обращал на нас никакого внимания. Оказалось не казалось. Он и в самом деле не обращал на нас внимания. Мы еле ползли и ждали, что вот сейчас появится бурун из под форштевня, раздадутся характерные фразы в УКВ или в мегафон. Но ничего не было. Нам с Саней это казалось невероятным. Границу мы не открывали, проходим рядом с пограничным катером, а с него ни звука. Так и прошли. В советское время здесь всегда стоял наш "погранец", и проходя мимо, в любую погоду к нему надо было швартоваться для проверки документов. Чтобы не расслаблялись и жизнь медом не казалась. 

Юбилей в Пярну

 На траверзе Хаапсалу ветер иссяк совсем. Заходить в цейтноте в Хаапсалу не стали. Доползли рядом с "Онегой" до о.Руккираху, убрали болтающиеся паруса, завели свои эСэМ-ки и с характерным шкворчаньем и дымом прошли несколько миль по узкому фарватеру, пока не появится паром линии Хельтермаа - Рохукюла. Паром не появился. Ветер тоже. Надо сказать, что под мотором мы "Онегу" обгоняем всегда, но на нем далеко не уедешь - расход бензина 4-5 литров в час, а у нас его осталось литров 30. Короче снова поставили паруса. "Онега", надо отдать должное ребятам, тоже вступила под паруса, стали ставить спинакер, делать повороты, в общем молодцы. Это им кое-что дало, и "Онега" немного уползла вперед. Затем подуло опять "в рожу". Возле банки Кумару заметили на воде разноцветный мяч и провели учение "Человек за бортом!". В хозяйстве мячик пригодится, тем более, что мы идем в Пярну, а там такой пляж... Пока мы ловили мяч, "Онега" убежала под своими "свежими" парусами еще дальше, но к вечеру уже на выходе из Муху-Вяйна ветер опять стал скисать и крутить. Я в это время спал, а когда проснулся "Онега" была рядом с "Никой". Говорят Саня сделал хитрый тактический "ход конем" и съел "Онегу". Но не тут-то было. Только ветер чуть отошел, а на "Онеге" уже стоит белый спинакер. Молодцы! Ну мы тоже поставили свой голубой. Кстати, потом "Онега" очень красиво смотрелась в лучах заходящего солнца... у "Ники" за кормой. Так и пришли ночью под спинчами в Пярну с разницей в пять минут. 

Юбилей в Пярну


4. Встреча


      Последний раз "Ника" была в Пярну в 1989 году в качестве участницы Муху-Вяйнской регаты (Хаапсалу – Роомассааре – Роя – Пярну - Хаапсалу). Командовал тогда Саня Кульцеп, я был его старпомом, а заняли мы тогда общее 3-е место. Спустя 17 лет мы снова входили в реку между длинными молами, оставляя справа городской пляж. Подойдя к яхт-клубу, увидели лес мачт и стоящую у внешнего конца одной из боновых линий "Эрну". "Онега" и "Ника" маневрировали в тщетных поисках свободного места, не решаясь заводить свои шумные моторы - было три часа ночи 12 июля. Вдруг у борта появилась резиновая моторка и раздался голос по-русски: "Хелло, вы из Пэтэрбурка?" Нас оказывается уже ждали даже ночью. С помощью моторки "Нику" поставили у корня одной из боновой линий так, что с берега она смотрелась во всей своей красе, а "Онега" ошвартовалась рядом с "Эрной". Итак, в 03.10 12 июля мы достигли пункта назначения, пройдя по лагу 370 миль за 93 часа со средней скоростью 4 узла. 
      Через пару минут пришел хавнмастер (он же был в моторке) и спросил, нет ли у нас проблем и когда мы сможем принять пограничников!!! Проблем у нас не было, а пограничников мы приучены принимать сразу после швартовки. Только мы навели порядок, как пришли двое пограничников, причем один остался у нас, а второй пошел на "Онегу". Оформление прибытия заняло 15 минут, причем в самых доброжелательных тонах. И костгард и таможня в одном флаконе! 

Юбилей в Пярну

      Кстати, когда мы тихо швартовались (напомню в три часа ночи) концы у нас принял молодой эст, как выяснилось позже капитан стоящей поблизости яхты, пришедшей также на регату. Затем Леня выяснил у него, где тут душ, электричество, вода. После окончания формальностей мы сидели в кокпите и наслаждались ночным покоем яхт-клуба. Спать не хотелось. Вдруг появился знакомый эст с подарком... с бутылкой водки за приход. Я пригласил его на борт, Людмила быстро сообразила закусочку, и мы так всем экипажем душевно посидели за разговорами о парусном спорте, достав своевременно свою бутылочку, до шести утра. 
      Утром, почти не спавши, но чувствуя себя неплохо, я пошел в офис яхт-клуба и зарегистрировал приход "Ники", получил карточку-ключ для душа и сауны и объявил на "Нике" общий подъем. Ночью яхт казалось много, а утром стало ясно, что их еще больше. Появились люди. Кто завтракал, кто драил палубу. Вдруг я увидел ночного хавнмастера, который нас встречал на моторке. Он подошел к частоколу из флагштоков на берегу, на которых развевались государственные флаги Эстонии, Финляндии, Латвии, Германии. Повозившись у голого флагштока, он поднял на нем государственный флаг России и помахал мне рукой. Скажу честно, скупая мужская слеза не упала на палубу, но было приятно. 
      Вдруг на боне появился высокий уверенно-спокойный мужчина с удивительно знакомым загорелым лицом. Я его сразу узнал и позвал Саню. Это был Антс Везило - старожил яхт-клуба, которого мы не видели 17 лет. Антс нас тоже сразу узнал, мы обнялись, и встреча состоялась. Дальше были воспоминания, вопросы и ответы и т. д. и т. п. Мы познакомились с Маргусом, Мартом и другими членами экипажа "Эрны", нам показали "Эрну" изнутри и снаружи. Маргус и Антс увлеченно рассказывали о ее ремонте, о том, как они ходили в Питер в 2002 году, о наших пограничниках, о яхт-клубе , о гонках и много еще о чем. Потом пришла Эрна. Мы рассказывали об Ассоциации класса Л6, о гонках в Питере, о "шестерках" и о тех, кто на них ходит. Антс сказал, что сегодня среда, а по средам в 18 часов у них проводится еженедельно клубная гонка с выходом в залив вдоль пляжа и обратно. На гонку приезжают после работы даже из Таллинна. После нее работает сауна как для участников гонки, так и для всех желающих. Антс предложил нам погоняться, но я отказался, поскольку мы еще не оклемались, а главная гонка у нас была впереди. От сауны мы не отказались и договорились встретиться вечером после гонки. Экипаж "Онеги" гулял где-то в городе, у них кто-то уезжал, кто-то приезжал, и в конце концов собралось человек десять! Позже, когда Никита узнал об этой гонке, он пожалел, что не удалось поучаствовать. Что значит молодость! 
      Старт Юбилейной гонки был назначен на завтра 13 июля в 18.00 прямо напротив яхт-клуба в реке. У нас еще было время как следует отдохнуть и подготовить яхту. Первым делом мы пошли на пляж искупаться, а заодно и посмотреть на гонку, в особенности на "Эрну" - нашего завтрашнего соперника. На пляже было ветрено, волна накатывала на песчаные отмели, а ветер сдувал песок с белоснежных дюн в сторону парка. Было прохладно, но только не Диме. Он со знанием дела натянул гидрокостюм, закрепил на предплечье водолазный нож, взял ласты и маску и пошел под удивленные взгляды отдыхающих в сторону...женского пляжа. Мы с Саней искупались, вспомнили 1978 год, когда мы здесь оказались впервые. Тогда, сами того не подозревая, мы заплыли на женский пляж, а поскольку сил плыть обратно к дамбе уже не было, пришлось, смущаясь, выходить на берег среди удивленных женщин, в большинстве голых. Дима про эту историю знал... Вспомнили мы и о том, как в том же году после окончания Муху-Вяйнской регаты, на которой мы заняли второе место, катались на "Нике" вдоль этого пляжа, стояли на якоре и купались, как наш капитан и учитель - Асаф Оскольский - забрасывал здесь свою "суперблесну", которая и лежит здесь где-то на дне уже 28 лет. 

Юбилей в Пярну

      Вдруг справа за дамбой реки показались паруса яхт, лавирующих против встречного свежего ветра. Они появлялись из-за деревьев парка постепенно, и я насчитал более двадцати мачт. Первой в залив вышла "Эрна"! Вот вам и старая "шестерка". В заливе волна стала крупнее и современные яхты стали ее доставать. У верхнего знака уже появились разноцветные геннакеры и спинакеры, а "Эрна" шла к нижнему знаку под гротом и стакселем. Искупавшись еще раз и "разоружив" Кису (он же Дима Котенко) мы пошли к дамбе, чтобы посмотреть идущие к финишу у яхт-клуба яхты. Яхты шли плотно под спинакерами, и было очень красиво. На дамбе было достаточно зрителей. "Эрна" финишировала без спинакера в золотой середине, но как потом сказал Антс, с учетом гандикапа у них вышел неплохой результат, и они набрали приличное число очков. В конце сезона по сумме очков за эти клубные гонки победители и призеры получают от яхт-клуба ценные призы. Кстати, разные стенды и протоколы гонок в яхт-клубе говорили, что "Эрна" числится в фаворитах клуба. Пока мы дошли до яхт-клуба все яхты уже ошвартовались, а на их палубах царила послефинишная суета, и везде слышался оживленный обмен впечатлениями. Чувствовалось, что команды получили хорошую инъекцию адреналина. Затем обсуждение продолжалось на берегу за многочисленными столиками под навесами на случай дождя и под открытым небом за кружкой пива. Тут же располагались различные мобильные грили, где жарилась, парилась и продавалась с огня любая закуска - мяско, рыбка, колбаски, сосиски и т. д. и т. п. В воздухе стояли такие ароматы, что словами не описать. В сауне тоже народу хватало. В общем было здорово. На мой вопрос Антсу почему "Эрна" шла без спинакера, он прямо сказал, что не хотел рисковать в свежий ветер матчастью перед ответственной юбилейной гонкой, да и экипаж был не гоночный - в основном гости. 
      После сауны часов в 10 вечера я, Саня и Киса прошлись по Пярну, пофотографировались, Саня обменял рубли на кроны в банкомате - завтра до 12 часов надо было внести стартовый взнос - по 200 крон с человека (400 рублей). Отмечу, что стоянка для участников Юбилейной регаты с 13 по 15 июля была бесплатной. Для "Ники" и "Онеги" также бесплатной была стоянка 12 и 16 июля. Мы вернулись на "Нику", и этот длинный день, насыщенный впечатлениями, наконец закончился. Все уснули мертвецким сном. 

5. Юбилейная гонка Watergate


      13 июля, с утра приняв душ и позавтракав, мы стали готовиться к гонке. Ребята меняли паруса на гоночные, а я с Саней и Никитой встретились с Антсом и Маргусом, чтобы узнать подробности о гонке и заплатить стартовый взнос. Как выяснилось, в группу деревянных яхт заявилось три "шестерки": "Эрна", "Онега" и "Ника". Оргкомитет зарегистрировал группу, выдал гоночную инструкцию, в которой было сказано, что в нашей группе результаты будут определяться по приходу яхт на финиш, прямо как по нашим Правилам класса. Жаль, что заявилось всего три яхты, хотя любая из них могла стать победителем, и гонка обещала быть острой. В клубе стояли еще две деревянные яхты - наши старые знакомые по Муху-Вяйнской регате: алькор "Трийн" и таллиннский тонник "Хало". На "Трийне", который только пришел из Таллинна был сломан грота-гик, и экипаж срочно занимался его ремонтом, чтобы успеть хотя бы к старту Муху-Вяйнской регаты 16 июля. Из экипажа я никого не знал, а на "Хало" вообще никого не было. Из других "шестерок" на ходу после капремонта была только "Санта-Мария" из Риги, но она на гонку не пришла. 
      После заявки мы пошли на "Эрну", и Антс показал нам свежие карты по маршруту гонки, предупредил об опасностях, показал фактическое положение навигационных буев. Мы это все зафиксировали. Маргус предложил нам встретиться через некоторое время в ресторане яхт-клуба и отметить факт прихода яхт из России на Юбилейные торжества Пярнусского яхт-клуба. Мы, конечно, не отказались. Вернувшись на "Нику" Саня занялся дистанцией и ноутбуком, а я написал на двух вымпелах Ассоциации класса Л6 дарственные надписи для "Эрны" и для Яхт-клуба. Взяв вымпелы и подарки, мы пошли на "Эрну", где в присутствии экипажей я вручил вымпел Ассоциации класса Маргусу и объявил о включении "Эрны" в Ассоциацию яхт класса Л6. Антс познакомил меня с директором яхт-клуба Маати Хулом, яхта которого стояла неподалеку, и я вручил ему такой же вымпел для кают-компании клуба в память о нашем посещении Пярну. Затем Никита, Саня, Маргус, Антс, Март и я пошли в ресторан и слегка отметили это событие. Здесь нас познакомили с главным судьей регаты и корреспондентом местной газеты, который взял у меня и у Никиты небольшое интервью и предложил сфотографироваться на фоне яхт. Понятно, мы не отказались. Затем мы перешвартовали "Нику" лагом к "Онеге", и теперь три "шестерки" стояли рядышком под вымпелами Ассоциации класса Л6. Мы сфотографировались для газеты, и нам ее обещали принести завтра после гонки. 
      Как гостеприимный хозяин Антс предложил мне и Никите освободить яхты от лишнего груза, которого у нас для дальнего плавания было в избытке, и воспользоваться рундуком "Эрны". Мы конечно воспользовались этим предложением и разгрузились, и разгружались... Еще Никита попросил меня взять в гонку с "Онеги" одного человека, т. к. с народом они явно перебрали. Мы согласились взять толкового матроса, и у нас появился второй Дима (не Киса), оказавшийся действительно толковым парнем. С ним был проведен небольшой инструктаж по особенностям "Ники" - концов бегучего такелажа у нас предостаточно. Затем нам принесли рекламные наклейки спонсоров регаты, которые были наклеены на борта яхт. Приближалось время старта. 
      Мы отошли от бона первыми, поставили грот и маневрировали, выбирая удобное место для старта. Ветер был не сильный и дул с моря так, что предстояла лавировка между дамбами длиной около двух миль. Вот уже и "Онега" под парусами,и "Эрна" под мотором,и много других яхт маневрирует на траверзе яхт-клуба. 

Юбилей в Пярну Юбилей в Пярну
      Старт первой группе яхт был дан ровно в 18:00, нашей в 18:15. "Ника" стартовала в своей группе вслед за "Онегой", "Эрна" была вплотную сзади. Сделав несколько галсов, яхты в том же порядке вышли за молы в Пярнусский залив, как когда-то на Муху-Вяйнских регатах 1978, 1984, 1985, 1987 и 1989 годов. Я вспомнил, как именно здесь у нас рвался стаксель-шкот, как здесь же на алькоре "Эос" из нашего яхт-клуба сломалась деревянная мачта с "Ники", которую мы отдали им после того, как они сломали свою. Сейчас дул W в 3-4 балла, была некрупная волна. "Эрна" легла на левый галс к северному берегу залива, а мы решили не уходить далеко от генерального курса на буй Соргу. "Онега" шла как приклеенная правым галсом чуть наветреннее нас. Попытки выйти ей на ветер успехом не отличались. В сгустившихся сумерках мы заметили "Эрну", идущую хорошим ходом тоже правым галсом чуть наветреннее нас в 4-х кабельтовых по корме. В таком же порядке яхты прошли траверз Соргу-буя и обогнули в темноте буй Кихну. "Онега" была в полукабельтове впереди, "Эрна" в 4-х кабельтовых сзади. 

      Яхты шли бейдевиндом левого галса на нордовый буй банки Александра, иногда совершая короткие контр-галсы. Судя по карт-плоттеру, мы уже должны были быть у буя, но его было не видно. Черный силуэт "Онеги" прятался за нашей генуей близко с подветра на том же галсе. Вдруг она привелась (смутно помню) - видно заметила слева буй, который надо было огибать правым бортом, и уваливать с поворотом через фордевинд на Кихну-Вяйн. Мы выходили на буй без привода к ветру, но в поисках буя упустили момент подготовки спинакера. Когда в 03:12 обогнули буй на "Онеге" уже стоял спинакер, а у нас еще шла возня на баке. Пока цепляли брасы и фал, генуя на чистом фордевинде правого галса не работала, и "Онега" опять оторвалась на 0.5 кабельтова. Наша "несплаванность" привела не только к досадной задержке в постановке спинакера. Когда спинакер встал, поглядывая на него, я сосредоточился на курсе, который давал Саня, но смутно чувствовал в темноте, что что-то не так, а что понять не мог. Минут через двадцать до меня дошло. Идиот! Я же не сказал Сереге какой спинакер ставить. Само собой подразумевалось, что надо ставить новый фордачный рыжий спинч, пошитый в этом году. Но Серега, всегда раньше работавший на баке, его ни разу не видел, и даже не подозревал о его существовании. В этом сезоне Серега с нами еще не гонялся, на пути в Пярну ставили только голубой спинч, новый берегли, и по команде "Спинакер наверх!" он вытащил знакомую синюю сумку, и завел известный ему плоский голубой спинакер. В темноте разглядеть, что заводит Сергей было невозможно. Я клял себя на чем свет стоит. Сработала привычка гоняться с 2003 года под одним спинакером. Хотя голубой и хороший спинакер, но он плоский и меньше рыжего. На этом куске дистанции, поставь мы быстро рыжий спинч, как мной и подразумевалось, у нас был шанс обойти "Онегу". Первую мысль: "Заменить спинакер!" - я сразу подавил. Пока меняем в темноте "Онега" оторвется, а "Эрна" подожмется. Я сказал ребятам, что мы поставили не тот спинакер, так как я не уточнил какой ставить. Вдруг слышу голос Димы (не Кисы) "А у нас на "Онеге" спинч меняют за 40 секунд". Что на это скажешь - молодцы, а мы ставили 5 минут, если не дольше. Затем кто-то из наших предложил "Может заменим?", на что я ответил ..., что в 40 секунд нам не уложиться, лучше слегка привестись и резать фарватер. Я знал, что Саня на карте и не подведет. Расчет был на то, что Антс скорее всего будет резать, а Никита не рискнет. Но я жестоко ошибся. Никита, увидев, что мы привелись, привелся тоже. Так мы и шли в прежнем порядке в предрассветной мгле, имея под килем 30-50 сантиметров до песчаного дна. Как потом нам сказал Антс, он тоже рассчитывал, что мы не рискнем резать, и тоже ... ошибся. 
      В 6:09 "Ника" вплотную за "Онегой" обогнула левым бортом под спинакером буй Соргу. Пока огибали буй я не мог распознать яхту с зеленоватым корпусом, похоже идущую в Пярну. Чуть позже в ней был опознан четвертьтонник "Квартет" из Санкт-Петербурга, который раньше базировался в нашем яхт-клубе. Мы помахали им руками, а они нам. Хотя "Эрна" по-прежнему шла под спинакером сзади, но с рассветом показалось, что она стала ближе. Зная, что Антс борется пока не дадут отмашку на финише, "Эрну" приходилось постоянно контролировать. 
      Через некоторое время ветер стал заходить к северу. Пришлось поставить геную и убрать спинакер. "Онега" продолжала нести спинакер вкрутую и начала отставать. Мы ее уже догнали и были чуть наветреннее. Было непонятно, почему не убирают спинакер, ведь явно отстают. Дима сказал, что видно несут, пока спинакер стоит. Стоял он, правда, плохо. После финиша выяснилось, что они просто не могли его убрать, так как закусило наверху спинакер-фал. Но ребята справились быстро. Кто-то залез на мачту и освободил фал. Чувствуется тренировка и настрой на победу. Мы были чуть впереди и этих экзерциций не видели. Когда спинакер исчез, я подумал, что недолго музыка играла - одумались. Ветер тем временем начал подкисать, что было явно не в нашу пользу. По опыту Муху-Вяйнских регат мы с Саней знали, что в слабые переменные ветра, тем более в его родных местах, Антсу равных нет. Да и "Онега" в последние годы имеет преимущество перед "Никой" на средних и слабых встречных ветрах. Короче, все против нас. В подтверждение этих размышлений "Онега" медленно, но верно объехала нас, выкручивая к северу, несмотря на наше сопротивление. "Эрна" наоборот шла южнее. Часам к восьми ветер кончился. 
      В какой-то момент казалось, что до финиша нам сегодня не доползти, и всё предыдущее уже значения не имеет. Но это обманчивое чувство нужно пресекать в корне! Все имеет свое значение. Надо бороться до финишного свистка, как Антс. 
      Было жарко. Яхты застыли на маслянистом зеркале залива с повисшими парусами. "Онега" была слева по траверзу, "Эрна" справа по корме. То здесь, то там появлялась рябь. Мы пытались использовать любое дуновение. Уже стоял, вернее висел, рыжий спинакер. То "Онега", то "Ника" выходила вперед, находясь в полумиле друг от друга по траверзу. С каждым взглядом назад на "Эрну" казалось, что наше преимущество тает как лед на этой жаре. В общем, нервотрепка и никакой романтики! Через некоторое время постоянных смен галсов "Онега" оказалась устойчиво позади траверза, а психоз по поводу "Эрны" пошел на убыль, поскольку она была чисто за кормой и дистанция стабилизировалась. Конечно, ветер мог придти сзади, и повезло бы "Эрне". Он мог придти справа, или с носа, или вообще остаться без изменений, тогда повезло бы "Нике". Но он все-таки пришел, и пришел слева, и повезло "Онеге". У нее первой надулся спинакер, и пока ветер дошел до нас, она вышла немного вперед. Нам пришлось идти чуть круче "Онеги" и, казалось, что в реку мы войдем первыми. Но по мере приближения к дамбам ветер стал подкисать и заходить. "Онега" вошла за дамбы на три корпуса впереди, оставаясь на ветру, и отрыв увеличился до пяти-шести корпусов. Затем в реке ветер отошел, но для тактической борьбы на фордаке отрыв был великоват. Так и финишировали под спинакерами напротив яхт-клуба, проиграв "Онеге" несколько секунд. Согласно официальному финишному протоколу "Онега" пересекла финишный створ в 11:08:43, "Ника" в 11:08:59, "Эрна" в 11:38:21. 
      "Онега" и "Ника" финишировали первыми из всего флота, поскольку 1-я и 2-я группы огибали о.Рухну и еще не пришли. Первая из них финишировала в 14:04:46. Из третьей группы, которая стартовала в 18:10 и шла по той же дистанции, что и мы, первая яхта финишировала в 11:23:53, немного обогнав "Эрну". "Онега" ошвартовалась на буек "Эрны", а мы нашли свободное место неподалеку и уже завели концы, так как наше старое место было уже занято финской яхтой. Но тут подъехал на моторке все тот же хавнмастер и, объяснив, что это место принадлежит клубной яхте, участвующей в гонке, попросил перейти в другое место, до которого и отбуксировал нас лагом. Мы встали практически на старое место, втиснувшись между соседними яхтами. Не успели мы заложить концы, как на боне появляется женщина в национальной эстонской одежде с подносом в руках и по-русски поздравляет нас с финишем. А на подносе ... шесть запотевших стопочек по 50 грамм да с водочкой, а рядом нарезаны соленые огурчики. Я обалдел, но поздравление принял, поблагодарил женщину и сказал, что нас было не шестеро, а семеро с Димой (не Кисой) с "Онеги". Через минуту появилась седьмая полная стопка, и мы всем экипажем опятьдесятграммились. Женщина сказала, что у них в яхт-клубе на этой гонке такая традиция. Подобным образом встречаются все финишировавшие яхты. А яхты финишировали в течение всего дня, их было три десятка, а последняя пришла в 22:14:28 (протокол прилагается). Что тут скажешь, хорошая традиция. На Муху-Вяйнской регате раньше (не знаю как сейчас) тоже была традиция. После финиша очередного этапа в порт приезжал фургон ГАЗ-51 с прицепом. В фургоне был магазин, где можно было купить пиво, сигареты и еще много всего, а прицеп представлял собой полевую солдатскую кухню. В ней был дымящийся горячий гороховый суп, который раздавался яхтсменам бесплатно, в свои кастрюли. Можно было взять и добавки. Таким образом, после гонки уставшим яхтсменам не надо было сразу готовить еду - она была уже готова! Как оказалось, эта традиция еще жива в Пярнусском яхт-клубе! 
      Через некоторое время к нашему борту снова подошла моторка со знакомым нам хавнмастером, таща за собой "Квартет", и ошвартовала его у нашего бака - русских к русским. Мы помогли ребятам завести швартовы, а они рассказали нам, что пришли участвовать в Муху-Вяйнской регате. Что было позже в этот день я помню смутно. Приняв душ, похоже, мы все завалились спать. Что помню точно, так это топот ног "квартетовцев" по палубе правого борта у меня над головой до того, как отрубился. Этот же топот меня и разбудил через несколько часов. Приехал капитан "Квартета" Вася Алексеев, они начали заявляться на гонки, предъявляли яхту к осмотру и все через наш правый борт. В общем, нормальное дело. Отдохнули немного, и хватит - не спать же мы сюда пришли. Впрочем, проснулся я самым последним, мой экипаж уже куда-то исчез. Оказалось недалеко - тут же в клубе за большим деревянным столом под открытым небом вовсю шел пир с обсуждением прошедшей гонки. За столом были экипажи трех "шестерок". Я был встречен очередным тостом, к которому и подключился. Было очень хорошо, душевно и приятно. День подходил к концу. 

6. Награждение


      На следующий день 15 июля было намечено празднование 100-летия яхт-клуба, в программе которого было награждение участников Юбилейной регаты. Но это вечером. А днем мы с Саней пошли на пляж. Не как в 1978 году по дамбе, а через город нормально. Самое удивительное то, что в этот раз дорога привела нас все на тот же ... женский пляж. Мы за дюнами отошли от женского лежбища и нашли себе место, закрытое от ветра, дувшего уже с берега. Кстати, когда мы проходили вблизи загоравших женщин, их это особенно не волновало. Прошло почти 30 лет. Мы несколько раз искупались, покемарили на солнышке, почитали, погрызли сушек. Курорт! Не верилось, что вчера была гонка. 
      После пляжа и душа, мы одели белые рубашки с юбилейной вышивкой, выданные всем участникам регаты еще 13 июля, и пошли на праздник. Народу было очень много. Здесь были не только яхтсмены. Жители Пярну тоже пришли отметить юбилей своего городского яхт-клуба. Было много детворы. Под сооруженными на случай дождя навесами стояли деревянные столы с лавками. Кто сидел, кто стоял, кто танцевал, кто ел, кто пил, кто говорил, кто смеялся. Играла живая музыка. Мы собрались экипажами "Эрны", "Онеги" и "Ники" вместе. Потом началась торжественная часть. Выступали мэр города, директор клуба - Маати Хул, представители спонсоров, яхтсмены. 
Юбилей в Пярну Юбилей в Пярну
    

 (ПРОДОЛЖЕНИЕ ПИШЕТСЯ)


Вадим Манухин
© 2017 команда яхты "Ника"