Спроектировать, построить и выйти в море (часть 1)

Спроектировать, построить и выйти в море (часть 1)


      Летом этого года состоялась международная регата «The Tall Ships’ Races Baltic - 2009». В ней приняли участие и студенты Корабелки. О подготовке и участии в ней рассказывает студент нашего вуза Дмитрий ВИРЦЕВ. 


      Я хожу на яхте «Ника», построенной в 1975 году на Ленинградской экспериментальной судоверфи ВЦСПС по проекту «Л-6». По этому проекту было построено более ста яхт, и к настоящему моменту их осталось довольно много. Проект оказался удачным. В 2001 году, чтобы увеличить спортивную активность таких яхт и избежать лишних трудностей при определении результатов гонок, была создана Ассоциация яхт класса «Л-6». Лодки, входящие в Ассоциацию, «заявляются» на соревнованиях одной группой и «гоняются» без гандикапа. Многих такая ситуация устраивает, потому что не нужно каждый год обмерять яхту и считать время на финише - первый, значит первый. Все просто. 
      Яхту купил яхт-клуб тогда еще Ленинградского кораблестроительного института, которому она принадлежала до 2003 года. В 2003 году все яхты из яхт-клуба Корабелки, кроме «Хортицы» и «Авроры», были списаны с баланса института и проданы экипажам по остаточной стоимости. Тогда секция парусного спорта в университете практически перестала существовать. Было создано некоммерческое партнерство «Яхт-клуб ГМТУ», в которое вошли почти все яхты Корабелки, включая и «Нику». В 2005 году землю, на которой находился клуб, передали Бог знает кому и насыпали на ней огромный земляной курган из грунта с перестраиваемого стадиона им. С.М.Кирова. Лодки разошлись по разным яхт-клубам Санкт-Петербурга. «Ника» сейчас стоит в яхт-клубе «Невка». 
      Первую навигацию я отходил в 2001 году. Ходил очень активно. В том году яхта вместе с «Хортицей» посетила Стокгольм, о чем капитан «Ники», доцент кафедры Строительной механики корабля Вадим Анатольевич Манухин написал статью, которая и вышла в газете «За кадры верфям». За несколько лет вышло еще несколько его статей, посвященных походам яхты и результатам соревнований. 
      Моя учебная судьба сложилась странно. До 2004 года я активно ходил на яхте и, в общем, неплохо учился. Ушел в академический отпуск, позднее был отчислен и проходил службу в рядах Вооруженных сил РФ с 2005 по 2007 годы. По увольнении в запас, я вернулся сначала на лодку - соскучился, а в 2008 году восстановился в вузе по своей прежней специальности. 

Спроектировать, построить и выйти в море
    Каждый год Ассоциация яхт класса «Л-6» проводит открытое собрание, на которое могут прийти все желающие. Осенью 2007 года на таком собрании выступил капитан яхты «Былина» А. Березкин. Он сказал, что, как всем известно, в Санкт-Петербурге в 2009 году будет проходить этап всемирно известной регаты учебных парусников «The Tall Ships’ Races». Сказал, что он входит в оргкомитет по приему судов. А еще сказал, что яхт-клуб ВМФ, которому принадлежит «Былина», заключил договор с Географическим факультетом Петербургского государственного университета о том, что студенты факультета могут заниматься в клубе, ходить на яхтах, а в перспективе на лодках этого клуба пойти на TSR в качестве участника. Возникла мысль: почему бы не пригласить на суда Ассоциации студентов, пообещав им то же самое. 

      Решили развесить в общежитиях и на стендах основных факультетов Корабелки объявления. Пока советовались, к нам присоединился Пётр Большаков с яхты «Онега», принадлежащей Речному (Центральному) яхт-клубу профсоюзов. И дело «пошло». 
      В 2008 году по этим объявлениям в экипаж «Ники» пришли семь человек. Зимой того же года стало известно, что администрация города хочет, чтобы 200 петербургских студентов приняли участие в этом фестивале и регате. Мы, естественно, тоже записались. Город предоставил яхте оборудование, которое требуется по условиям участия в TSR, но не является необходимым в обычных парусных гонках, помог с визами. Так яхта «Ника» стала одним из участников «The Tall Ships’ Races - 2009» на Балтике. 
      Но наша лодка не была единственной яхтой Ассоциации, принявшей при поддержке города участие в TSR. Из яхт Ассоциации, кроме «Ники», ходили «Былина», «Арго», «Диана», «Варяг». В регате приняли участие пятнадцать петербургских яхт, хотя должны были участвовать двадцать. Не всем яхтам город смог предоставить оборудование, часть из них не успела подготовиться. Мне очень жаль, что собиралась, но не пошла яхта Корабелки «Хортица». Надеюсь, примет еще участие в очередной регате. 
      Принципиальным моментом было правильно подобрать экипаж. Капитану был просто необходим хотя бы один опытный помощник и матрос на каждый переход. Невозможно постоянно следить за яхтой несколько суток подряд без сна. Поэтому в экипаже были люди разных возрастов и опыта. Не брать в такой поход новичков, хотя бы одного, тоже неправильно. Дальние походы - лучшая возможность набраться опыта, почувствовать себя на лодке уверенно. Один дальний поход дает намного больше, чем одна навигация в коротких гонках. 

Спроектировать, построить и выйти в море

 Часть молодежи пришла весной 2008 года. Кто-то остался, кто-то ушел. Из пришедших тогда к нам на TSR ходили Алексей Верещако и Алексей Игнатьев. Они успели походить на яхте и набраться опыта. Верещако участвовал в «Кубке Балтийского моря», учился на курсах яхтенных рулевых, в общем, был уже «опытным». Почти все, кто пришел до нынешнего года, были или являются студентами Корабелки. 

      Многие только этой весной попросились к нам, когда проходил централизованный набор в экипажи, организованный городом. Те, кто подходил по возрасту (половина экипажа должна быть не старше 25 лет) из нашего экипажа, тоже участвовали в отборе и попали, естественно, на «Нику». В этом году к нам пришли Александр Винокуров, Степан Конаков, Илья Кузьмин, Денис Хрущев и Елена Голод. 
      Из «опытных» ходил Александр Кульцеп, Сергей Альбов, Александр Ган, Александр Астьфьев и Павел Бренс. 
      На переход могли пойти только восемь человек, поэтому в портах экипаж менялся, чтобы все желающие могли поучаствовать. Был, правда, и костяк, который не должен был меняться до конца похода: капитан, Альбов и я. Алексей Верещако шел до Клайпеды. Но мне пришлось уехать после последнего перехода, вместо меня пошел Степан Конаков. 
      Фестиваль начинался 2 июля в Гдыне, в Польше. Мы вышли в море 25 июня, чтобы успеть к началу соревнований. С погодой нам очень повезло. С попутными восточными и северо-восточными ветрами мы за шесть суток добрались до Польши и вечером 30 июня уже ошвартовались в Гдыне. Никто и представить себе не мог, что в Балтике возможно такое. Обычно преобладают западные и юго-западные ветра. Это был «настоящий курорт»! 

Спроектировать, построить и выйти в море

В Гдыне нам предстояло пройти техническую комиссию для допуска к участию в соревнованиях. Поскольку наша яхта небольшая (самая маленькая в TSR, длина по ватерлинии всего девять метров), то разместить на ней все необходимое было довольно трудно. Времени на подготовку тоже оставалось мало, так как решение было принято только за полгода до выхода. Кроме того, капитан не был полностью уверен, что администрация Петербурга предоставит обещанное оборудование. Он не ошибся, так как к моменту выхода было предоставлено не все оборудование, а то, что предоставили, привезли всего за неделю до выхода, а ведь его еще надо было установить. Так или иначе, комиссией был сделан ряд замечаний. К счастью, мы смогли устранить их на месте, в Гдыне, и были допущены к регате. 

      Подготовка подготовкой, комиссия комиссией, а фестиваль шел своим чередом. К каждой лодке, участвующей в TSR, в порту проведения фестиваля был приписан офицер связи - волонтер, по доброй воле помогающий экипажам в бытовых вопросах и общении с организаторами. Большое спасибо всем офицерам связи. Скажу честно, я на такое не решился бы. В Гдыне нашим офицером связи была Барбара, веселая белокурая девушка. Она умудрилась сгореть на солнце за два дня общения с нами. Говорила, что до нашего прихода несколько дней у них шли затяжные ливневые дожди, и солнце появилось только с приходом яхт и судов TSR. Особенности нашей погоды: мы за шесть дней только один раз попали в туман, на подходах к Польше нас встретила плотная дымка, а так - ни одной капли дождя. 
      Фестиваль официально ограничен тремя днями, хотя есть еще время ожидания судов. В первый день проходит открытие, техническая комиссия, обсуждаются результаты гонки, принимаются протесты. Вечером первого дня проходит Капитанский обед. В нем участвуют только капитаны, иногда с представителем, но только для больших судов. Так что мне о нем не написать. На второй день устраивают береговую спортивную программу для экипажей, вечером в принимающем порту проходит Парад экипажей, после него устраивают вечеринку для экипажей. Третий день отведен для экскурсий, вечером - вечеринка судовых офицеров. На четвертый день проходит Парад парусов. Старт гонки дают в открытом море, где никто не сможет этого увидеть. И так везде. 
      В Гдыне «береговые» спортивные соревнования проходили недалеко от места нашей стоянки, на городском пляже. Я принимал участие в нескольких соревнованиях, но больше всего запомнились гонки на швертботах «Оптимист». Это было очень весело и необычно. «Оптимист» предназначен для обучения детей основам парусного спорта и не рассчитан на взрослого человека, разместиться в нем - большая проблема. Многие, как и я, никогда не ходили на одноместных швертботах, что тоже наложило свой отпечаток. Хотя у меня, конечно, были представления, как им управлять. Гонка была, по сути, эстафетой, только вместо жезла передавали швертбот. Надо сказать. довольно тяжело выбираться из воды в лодку, из которой в это же самое время выпрыгивает предыдущий участник. Я был капитаном команды, поэтому провожал и встречал всех рулевых нашего швертбота. Провел почти два часа в воде и, естественно простыл. Но летом простуда лечится быстро. Вечером я уже участвовал в Параде экипажей и был на вечеринке. 
      На следующий день мы побывали на экскурсии в старинном ганзейском городе Гданьск. 
      В два часа дня по местному времени мы вышли в море для участия в Параде парусов. Из всех городов-участников только Гдыня расположена на берегу глубоководного Гданьского залива, что позволило всем судам поставить паруса сразу по выходу из гавани. Это был самый запоминающийся парад, когда все парусники шли вместе под парусами. 

Спроектировать, построить и выйти в море

      Вечером стартовали в первой гонке. Стартовали у полуострова Хель. Ветер был северо-восточным, встречным, довольно свежим. «Раскатало» волну до метра. Из-за встречного ветра дали сокращенную дистанцию. Ночью ветер начал отходить к востоку, и следующие два дня до полуострова Кыпу на эстонском острове Хийумаа дуло свежо в галфвинд, что позволяло лодке идти с довольно большой скоростью. После того, как мы в тумане прошли первую контрольную точку - банку Глотова, ветер снова отошел и ослаб, - поставили спинакер. Перед финишем ветер сначала ослаб, а потом «зашел». Финишировали в лавировку к северу от острова Вайндло, в 120 морских милях от Петербурга. 

      Не удивляйтесь скудному рассказу о гонке. Мир судов и яхт очень специфичен, и многие термины будут непонятны даже корабелам. А впечатления в короткую статью не уложишь - слишком много. Поэтому часто подобные рассказы напоминают вахтенный журнал и лоцию по маршруту одновременно. 
      После финиша первого этапа «раздуло». «Раздуло» очень необычно. Море многообразно, и человеческой жизни никогда не хватит, чтобы увидеть все его явления. Такое я видел впервые. Обычно, когда усиливается ветер, и начинает расти волна, на поверхности в большом количестве появляются пенные гребни («барашки»). Когда я вышел на вахту в 4 утра, дул уже сильный ветер. Волна была высокой, но на ее поверхности не было «барашков». Ветер дул как будто с надрывом. Было ощущение, что волна появляется от того, что кто-то раскачивает поверхность моря огромной «ладонью». До меня взяли рифы на гроте, поменяли стаксель на штормовой. Несколько часов шли в направлении острова Соммерс. Перед ним сделали поворот на другой галс. Убрали стаксель. Приблизительно через час нас накрыло дождевым фронтом, волна немного улеглась, но заметно ухудшилась видимость. Весьма неприятно. Приблизительно в одиннадцать часов утра дождь прекратился, выглянуло солнце, прямо по курсу открылся остров Мощный. Ветер ослаб. Поставили стаксель, и я ушел спать. Вечером оказалось, что волна почти пропала, дул «прогулочный» ветер, и яхта весь день шла под всеми парусами к дому в Петербург, где проходил второй этап фестиваля. 
      Кронштадт прошли около десяти вечера и почувствовали себя дома. Все знакомо. К Петербургу подходили уже под утро, поэтому пришлось ждать, пока пройдут речные суда. Они следуют под мостами и дальше за Кронштадт без остановок, и на узких речных фарватерах мы бы им помешали. К месту стоянки, которая для яхт-участников была возле Благовещенского моста (мост Лейтенанта Шмидта) у Васильевского острова, подошли в шесть часов утра. 
      В Петербурге нас уже встречал Павел, в меру безумный, активный член экипажа. Вместе с офицером связи Евгенией, с которой у Павла оказался общий знакомый по занятиям легкой атлетикой. 
      Поскольку все суда TSR очень разные, то для того, чтобы определить лучше подготовленный экипаж, все суда разделены на четыре группы. Время прохождения дистанции исправляют по гандикапу (умножают на поправочный коэффициент, исходя их возможностей судна). Определение коэффициента всегда вызывает споры и не может правильно учесть все особенности судов. Наш коэффициент в этой гонке был таким, что рассчитывать на призовые места не приходилось даже в группе. Хотя мы пришли к финишу довольно быстро, и были яхты, которые финишировали в нашей группе после нас. 

      (Окончание следует)


Дмитрий ВИРЦЕВ
© 2017 команда яхты "Ника"