Регата «Гангут-2014». Впечатления участника.

Регата «Гангут-2014». Впечатления участника.

Вадим Манухин

капитан яхты «Ника»

 

                27 июля 2014 года исполнилось 300 лет Победе русского флота над шведским в битве при Гангуте. Не могу сказать, какие мероприятия были посвящены этому событию в нашей стране. Наверняка что-то было, но как-то не запомнилось. Зато финская Ассоциация учебных парусников (STAF) организовала регату «Гангут-2014» и пригласила для участия в ней яхтсменов из стран Балтийского моря, в том числе из России.

 

                Условия участия в регате были довольно заманчивые: бесплатные стоянки в портах, отсутствие стартовых взносов, насыщенная береговая программа, не требовавшая от участников материальных затрат и включавшая экскурсии, вечеринки для экипажей, капитанские ужины и другое. В итоге, благодаря информационному обеспечению регаты и координации действий финской и российской сторон, было заявлено 55 судов, причем 43 из них были из Санкт-Петербурга. По инициативе координатора регаты «Гангут-2014» Андрея Березкина для питерских яхтсменов предусматривались две самостоятельные гонки от Кронштадта до Выборга и от Выборга до Котки, между которыми удачно «вклинивался» фестиваль «Паруса Выборга». Среди яхт из Санкт-Петербурга была заявлена и наша «Ника». Было интересно вновь побывать в Котке, Ханко и Турку, отметить День Военно-морского Флота на месте исторического Гангутского боя, посоревноваться с конкурентами по классу в шхерных гонках.

                Открытие российской части регаты «Гангут-2014» состоялось в Кронштадте 13 июля в Петровском парке у памятника Петру Первому. Несмотря на большое число заявленных судов из Петербурга, в Средней гавани Кронштадта пришедших яхт было значительно меньше. Самой крупной среди них была яхта Ленинградской Военно-морской Базы (ЛенВМБ) «Эдвенчер» («Adventure»). На неё был передан венок от ЛенВМБ для возложения у мемориала, установленного в Финляндии неподалеку от места Гангутского сражения. Все яхты были празднично украшены собственными флагами расцвечивания и вымпелами. К сожалению, какой-либо специальной символики регаты «Гангут-2014» для яхт подготовлено не было.

                Старт первого этапа регаты был дан в среду вечером 16 июля от Кронштадта на Выборг. Гонка получилась интересной, но не обошлось без курьёза. Яхта «Эдвенчер» опротестовала яхту «Славия», как финишировавшую ранее предписанного Гоночной инструкцией места, но доказать этого не смогла. Инцидент был связан с тем, что судейского судна на финише не предусматривалось. Из-за этого же была неразбериха со временем финиша яхт «Эдвенчер», «Ника» и «Нептун», закончивших гонку с интервалом в несколько секунд. В своём Гоночном объяснении я указал время с точностью до секунды, а соперники – до минуты. К счастью, здесь мы разобрались без протестов.

                После финиша на меридиане маяка Поворотный яхты пришли в Выборг. Мне лично показалось, что здесь их никто не ждал. Места у причала яхт-клуба на Смоляном мысу хватило только для «Эдвенчера» и «Былины». Остальные яхты приткнулись к стенке у моста, значительная часть которой также была занята или зарезервирована местными судами. Если бы пришли все заявленные петербургские участники регаты «Гангут-2014», места явно было бы недостаточно. С «удобствами» на причале у моста было, как всегда, напряжённо. Денег за стоянку, правда, не взяли.

                В рамках фестиваля «Паруса Выборга» 19 июля состоялась одна шхерная гонка. Стартового взноса не брали, участников было много, а координаты одного из знаков, указанные в Гоночной инструкции, явно не соответствовали действительности. Я давно не участвовал в этом фестивале, поэтому явно ощущались перемены к худшему. Открытие и закрытие фестиваля происходили довольно вяло, сауны и фуршета для участников, как бывало раньше, не предусматривалось. Для яхтсменов был предоставлен только бесплатный вход в Выборгский замок и в Эрмитажный павильон. Приятным новшеством оказались два денежных приза от Выборгского судостроительного завода: за абсолютный лучший результат в гонке и за лучший результат среди яхт отечественной постройки. Увы, оба этих приза заслуженно достались другой яхте.

                Утром в воскресенье 20 июля яхты-участницы регаты «Гангут-2014» должны были пройти пограничный и таможенный контроль на выборгском терминале. Накануне вечером состоялось организационное собрание капитанов, и была намечена очерёдность прохождения границы. «Ника» прошла досмотр в числе первых трёх яхт и на буксире у «Эдвенчера» дошла до места старта второй гонки у о. Игривый, который был назначен на 17:00. По мере прохождения границы яхты подходили и становились на якоря. Судейского судна опять не предусматривалось, и отсчёт времени до старта по рации давала «Былина».

                Вторая гонка была менее интересной, чем первая, так как ветровые условия оказались очень разными. Яхты, избравшие путь ближе к маяку Крестовый, имели ветер, а основная группа, шедшая южнее за банкой, его потеряла. Таким образом, уже в середине гонки лидеры были известны. По гоночной инструкции яхты должны были обогнуть о. Соммерс правым бортом и финишировать между буями «15» и «16» на линии границы с Финляндией. Судейского судна на финише опять не предусматривалось.  Не знаю, по каким причинам, как минимум две яхты ночью не огибали Соммерс, о чём мною было указано в Гоночном объяснении. Это были яхты «Бриз» и «Славия». Протестов подано не было.

                После прохождения границы на о. Хапассаари, яхты пришли в Котку, где были размещены у специально поставленных бонов с электричеством и пресной водой в гавани возле Морского Центра Vellamo. Сюда же пришли парусные корабли «Мир» и «Штандарт». К эскадре присоединилась и пара «шестерок». В гавани стояли несколько финских яхт во главе со шхуной «Helena», яхта «Дива» из Таллина и другие. Общее количество судов было явно меньше заявленного. Здесь 22 июля состоялось официальное открытие финской части регаты «Гангут-2014», выступали мэр города и представители оргкомитета регаты, играл оркестр. Экипажам назначили время для бесплатного посещения музеев Морского Центра Vellamo и для соревнований по боулингу. Я лично гонял шары впервые в жизни, и, хотя наш экипаж не выиграл, положительных эмоций всем хватило надолго. Капитанский ужин прошёл вечером в ближайшем к порту ресторане и отличался низкой калорийностью. Были поданы салат-йогурт из шпината, приготовленная на пару белая рыба с гарниром из пареной репы и моркови с кусочком лимона, налито по два бокала белого вина. Ужин завершился десертом и кофе. Честно говоря, после этого  ужина мне хотелось съесть еще чего-нибудь. Видимо, нам показали, как надо правильно питаться. Вечером 23 июля в великолепном деревянном здании яхт-клуба Котки состоялась вечеринка для экипажей. Было приятно побродить по залам и комнатам старинного здания, сохраняемого в прекрасном состоянии, посмотреть на многочисленные кубки, картины и фотографии. Кстати, здесь хранятся фотопортреты всех командоров яхт-клуба с указанием имён и периода их руководства. Аналогичное бережное отношение к истории своего яхт-клуба мы видели в Швеции.

                В целом приём участников регаты  в Котке мне понравился. Нас опекали волонтеры, было выдано множество брошюр, руководств и программ. Однако были и нюансы. По просьбе волонтёра я заполнил и отдал в офис регаты форму списка членов экипажа с указанием для каждого имён, адресов и телефонов родственников или знакомых – на всякий случай. На следующий день пришёл представитель Гоночного комитета и попросил меня заполнить ещё одну форму по яхте для гонок и … форму списка членов экипажа с указанием для каждого имён, адресов и телефонов родственников или знакомых – на всякий случай. Я сказал, что уже отдал её в офис. Позже выяснилось, что этот список потеряли, и нам пришлось составлять его заново. И ещё. Погода стояла жаркая, а контейнеры с душами находились довольно далеко от гавани. Пока дойдёшь до яхты, уже снова хочется освежиться. Кроме того, на 20 судов два душа для мужчин было явно маловато – всегда приходилось дожидаться своей очереди.

                Из Котки яхты вышли 24 июля вслед за кораблём «Мир» в круизное плавание до Ханко. По генеральному курсу предстояло пройти 120 миль. Часть яхт пошла шхерами, часть морем. Было жарко и маловетренно, но весь путь в 158 миль с учётом лавировки «Ника» прошла под парусами за 47 часов. На этом этапе случился такой эпизод. Через некоторое время после выхода из Котки ветер скис, и мы встали на фарватере с обвисшими парусами. Мимо прошли несколько наших яхт под моторами. Заводить свой СМ557л смысла не было, так как топлива с его расходом нам всё равно не хватило бы надолго. Спустя некоторое время я увидел приближающуюся эстонскую шхуну «Кайсумоор», также участвовавшую в регате. Мы завели мотор, чтобы освободить фарватер, и когда шхуна поравнялась с нами, помахали ей бухтой троса и попросили взять нас на буксир. Сначала на шхуне не поняли, чего мы от них хотим, но затем сообразили и приняли конец, сказав, что идут в Хельсинки. Заглушив мотор, мы предвкушали бесшумное и быстрое плавание за шхуной. Но не тут-то было. Не прошло и 15 минут, как шхуна изменила курс и направилась к дрейфовавшему впереди катеру финской береговой спасательной службы «SAR». Из динамика рации донеслись какие-то переговоры, и я заподозрил неладное. И, действительно, катер дал ход и пошёл в нашу сторону, а со шхуны отдали буксир, что-то крича и показывая на катер. На шхуне, похоже, подумали, что у нас проблемы с мотором, решили не связываться и передать нас спасателю. Когда подошел катер, мы сумели объяснить, что в их помощи не нуждаемся, на шхуне нас неправильно поняли, а вся проблема в том, что нет ветра. Посмеявшись, финны удалились. Интересно, какой счёт они нам выставили бы за буксировку в ближайший порт?

                В Ханко мы стояли с частью яхт нашей эскадры в Восточной гавани. Другая часть со «Штандартом» была поставлена в Рыбацкую гавань (Trawler Harbour), а корабль «Мир» стоял у стенки Западной гавани в порту. Здесь рядом с Восточной гаванью 26 июля состоялось театрализованное представление в честь 300-летия Гангутского сражения и победы русского флота над шведским в 1714 году. «Штандарт» изображал шведский флагманский корабль «Элефант» контр-адмирала Эреншельда, а многочисленные гички – русские галеры адмирала Апраксина. На берегу собралось много народу, «Элефант» гулко палил из орудий, гички шли на абордаж. Все действо хорошо просматривалось с палубы «Ники».   Вечером на берегу бухты организовали вечеринку для экипажей. Всех накормили супом из полевой кухни, а потом состоялся концерт на открытой эстраде. Позже для капитанов был устроен ужин в ресторане, отличавшийся обилием блюд, которые выбирались по собственному усмотрению, и неограниченным количеством белого и красного вина. Звучали речи, столы ломились от яств, официантки подливали вино, народ общался. До песен, правда, дело не дошло. Приглашение на ужин здесь было только на одно лицо.

                В воскресенье, 27 июля, в День Военно-морского Флота состоялся парад яхт до полуострова Падва, на восточном берегу которого, напротив о. Гавельсхольм (ϕ=59°56,6’ N, l=23°04,2’E), создан мемориал в честь сражения. «Ника» также участвовала в этом 15-мильном параде. Мы встали на якорь в бухте Rilax в видимости памятного креста, где также стояли «Штандарт», много яхт и шхун. Налили по стопке водки, выпили за наш Флот, позвонили друзьям-морякам и поздравили их с праздником с места исторического боя.

                Пребывание в Ханко мне тоже понравилось. Здесь произошло самое главное событие в этой регате, а именно: посещение места Гангутского сражения. Кроме того, хороший приём, бесплатная стоянка со всеми удобствами, включая сауну, близость пляжей с температурой воды +25°С и отличная погода добавляли позитива. Но один неприятный момент всё же был. Дважды пришлось пешком на жаре под 30°С посещать здание торгового порта, где устраивались организационные собрания капитанов, находящееся в 1.5 км от Восточной гавани. А среди капитанов были и те, кому за 80.

                На этапе от Ханко до Турку финнами были организованы и проведены одна морская и две шхерные гонки. В морскую гонку заявились «Мир», «Эдвенчер» и два финских судна. Остальные, в том числе и все «шестёрки», предпочли шхерные маршруты. Первая гонка длиной 22 мили должна была пройти 28 июля от Ханко до светящего знака Jarngrunan, вторая -  длиной 25 миль - от того же знака до северной оконечности о. Pensar. Поскольку для нас гонки являлись одной из важных составляющих регаты, хочется рассказать о них подробнее.

                 Ещё весной финским оргкомитетом во главе со Стефаном Абрахамссоном потенциальным участникам регаты было предложено заполнить форму для расчёта ALMA FACTOR (рейтингового коэффициента в соответствии с The Alma Rules for the rating of Vintage and Classic yachts). Следовало заявляться в четыре класса: суда с прямым вооружением, шхуны и традиционные суда, суда менее 24 м со спинакером и суда менее 24 метров без спинакера. Увидев итоговую таблицу, включавшую 55 заявленных судов (10 финских,  1 эстонское и 44 русских), из которых 11 принадлежали классу «Л-6», я обнаружил, что некоторые капитаны «шестёрок» не знают размерений своих яхт. Например, у «Арго» указана ширина 2.59 м, а у «Невы»  ширина 2.00 м и длина 12.0 м, вместо 2.80 м и 12.5 м соответственно. Интересно, какой разброс эти ошибки вызвали бы в коэффициентах? В таблице не был указан ни ALMA FACTOR яхт, ни разбиение яхт длиной до 24 м на группы по наличию спинакера. Я предложил капитанам всех заявленных «шестёрок» заполнить и отправить одинаковые формы со средними значениями параметров яхт, исходя из Правил класса «Л-6». Это позволило бы иметь одинаковые коэффициенты ALMA FACTOR и сохранить принцип класса соревноваться между собой по приходу. Однако это предложение было проигнорировано.

                Как уже упоминалось, 28 июля утром в Ханко состоялось собрание капитанов по поводу гонок. На нём выступили члены Гоночного комитета. Много говорили по-английски. Андрей Берёзкин кое-что переводил. Капитанам не было выдано ни Гоночной инструкции,  ни списка яхт с коэффициентами и разбивкой на зачётные группы. Были розданы только мелкомасшабные схемы двух шхерных дистанций, представляющие собой распечатки GPS-трека по глубоководному фарватеру без указания каких-либо знаков дистанции. Эти схемы в лучшем случае могли бы служить приложением к Гоночной инструкции, но её не было. На вопрос, имеются ли на дистанции какие-либо предписанные для огибания знаки, было сказано, что знаков нет и рекомендуется придерживаться указанного на схеме трека. Таким образом, никаких документов по гонкам, кроме вышеупомянутых треков, не было. Лично мной эти схемы были расценены как рекомендованный с позиций безопасности маршрут. Если на дистанции нет предписанных для огибания знаков, значит согласно Международным Правилам парусных гонок (ППГ) «ниточка», натянутая между стартом и финишем, представляет собой прямую линию. В шхерных условиях в этом случае экипаж решает сам, как безопаснее и быстрее провести яхту по этой «ниточке».

                Итак, 28 июля днём около о. Руссарё  практически при штилевой погоде был дан общий старт первой гонке по шхерному маршруту. Линия старта была обозначена спасателем «SAR» и катером RIB. Мы неплохо стартовали и шли в группе лидеров. Вперёд ушла финская «TMX», практически рядом с нами была «Фея», чуть сзади «Арго». Все несли спинакеры. На одном из колен рекомендованного фарватера на курсе фордевинд ветер усилился, и мы, убрав спинакер и поставив геную, привелись и пошли более мелководным фарватером, указанном в финском атласе как фарватер «3.5». На российской карте он обозначен не был, но выгодно срезал петлю рекомендованного маршрута. Шквал кончился, ветер ослаб, и мы еле двигались впереди флота несколько мористее.  Мимо нас по этому же фарватеру «3.5» медленно прошёл спасатель «SAR», который давал старт. Никаких сообщений и запросов с него нам сделано не было. Между тем основной флот имел ветер, и постепенно нас догнала лёгкая «TMX», с которой потом мы долго стояли рядом, борясь с безветрием. Постепенно с ветром к нам приблизилась «Фея» и ещё одна финская яхта, и гонка началась заново. Мы шли в бейдевинд левого галса при слабом ветре. «TMX» убежала вперед, а «Фея», имея преимущество в крутизне хода, выходила одним галсом на финишный знак Jarngrunan. Мы облизывали подветренные острова, надеясь на отход ветра, но без поворота на знак не выходили. У самого знака мы повернули, а «Фея» прошла у нас по носу на расстоянии корпуса. Она шла прямо на финиш близко к знаку, и вдруг мы услышали удар. У самого знака «Фея» села на камень. Мы сделали поворот и финишировали на виду у стоявшего неподалёку спасателя «SAR», с которого уже спустили RIB, чтобы сдёрнуть «Фею». Но «Фея», развернувшись под ветер на пятке, снялась самостоятельно и пересекла линию финиша за нами. Позже Михалыч с «Феи» говорил мне, что они успели до посадки закинуть нос за знак, но даже, если это было и так, то по ППГ временем финиша считается время последнего пересечения яхтой финишной линии, если их было больше одного. Мы это осознали на собственном опыте в одной из гонок Чемпионата Санкт-Петербурга. Итак, в этой первой гонке, мы были вторыми, а из «шестёрок» первыми.

                После финиша вечером яхты ошвартовались в гавани Казнас, где для участников регаты были зарезервированы места. За стоянку, правда, пришлось заплатить 23 евро. Приняв у всех финиш, сюда же пришел и спасатель «SAR» с Гоночным комитетом на борту. В этот же вечер состоялось собрание капитанов яхт, посвященное второй гонке, которая должна была состояться на следующий день. Никаких предварительных результатов по первой гонке представлено не было, протестов не заявляли. Со стороны Гоночного комитета опять рекомендовалось соблюдать маршрут согласно схеме, но никаких знаков дистанции не назначалось. Неопределенность сохранялась. На вопросы капитанов по этому поводу Андрей Берёзкин только и сказал, что «у них так принято». По первой гонке к «Нике» претензий высказано не было ни участниками, ни судьями.

                29 июля утром стартовали во второй гонке вблизи финиша первой. После нескольких галсов вперед ушла финская «TMX». «Ника» шла за ней, а сзади наседали «Арго» и «Фея». Такое положение сохранилось до финиша возле о. Pensar, где яхты проходили мимо спасателя «SAR» под спинакерами. На этой дистанции мы двигались по «ниточке», оставленной «TMX». После финиша яхты направились в гавань Науво, до которой было 12 миль. Ветер дул встречный и свежий, и мы прошли весь путь под парусами, почти не отстав от яхт, шедших под дизелями.

                В Науво мы простояли сутки. Для участников регаты стоянка была бесплатной, со всеми удобствами и сауной. Еще в Ханко представитель из Науво на собрании роздал капитанам чистые дощечки с печатью порта на обратной стороне. Здесь я поставил на ней печати яхты «Ника» и Ассоциации яхт класса «Л-6» с поясняющим текстом, расписался и отдал в офис гавани. Через час эта дощечка уже висела на стене офиса среди других памятных досок.

                Погода стояла отличная, мы несколько раз купались на пляже, осмотрели местные достопримечательности. Здесь же в гавани ошвартовался и спасатель «SAR». Представитель Гоночного комитета выдал на яхты форму, в которой следовало указать время финиша яхты в 1-й и 2-й гонках. Я указал своё время согласно судовому журналу и отдал форму ему же в руки. Не понятно, для чего это нужно было делать, так как судейское судно стояло на финише обеих гонок, и с него могли фиксировать время непосредственно. Видимо это не делалось, потому, что «у них так принято».

                30 июля вечером мы с попутным ветром вышли в Турку. По пути нас накрыл шквалик с дождём. Это был второй дождь за прошедшие дни. Первый ливень с грозой прошёл ещё в Выборге. Этим же вечером «Ника» ошвартовалась на реке Аура-Йоки в Турку. Нас встречал катер, с которого указали наше «стойло» между палами. Свободных мест было много, но нас загнали туда, где расстояния между палами едва хватило, чтобы пролезть между ними. Хорошо ещё, что они шатались. И это после того, как организаторам были указаны размеры яхт.

                В Турку мы простояли со всеми удобствами трое с половиной суток. Плату не брали. Для экипажей финны организовали бесплатные автобусные экскурсии по городу с осмотром Кафедрального собора и Замка, свободное посещение Морского Центра «FORUM MARINUM» и его судов-экспонатов. Я в Турку был несколько раз, и всегда ходил на барк «Sigyn». Этот полностью деревянный парусник построен в 1887 году на верфи неподалёку от Гётеборга и сохранён при поддержке правительства Финляндии до наших дней. На нём постоянно ведутся реставрационные работы, для него построен специальный плавучий док. Не могу объяснить, но меня что-то тянет на его борт. Посетили мы старый барк и в этот раз. На нём вскрыта палуба, меняются бимсы и настилы. Обшивка борта уже заменена. Везде вкусно пахнет просмолённым деревом. Ребята купили в сувенирной лавке клубок просмолённого шкимушгара и повесили в каюте «Ники» на гвоздь, выкованный мною в Таллине в 2011 году. Теперь и у нас на яхте витает «Дух Сигуна».

                Вообще программа в Турку была насыщенной как событиями, так и впечатлениями. Например, четверо из экипажа «Ники» побывали у знакомых нашего старпома - Майи и Аарона, пригласивших нас на свой хутор недалеко от города. Мы увидели, как живут финские землевладельцы, осмотрели старые хозяйственные постройки, кузницу, конюшню, поля с пшеницей, дом, построенный еще предками Аарона. Узнав, кто мы такие, местная детвора попросила у нас автографы и общий снимок на память, а мы получили старинные подковы на счастье. В Турку также была организована вечеринка для экипажей. Пиво и сидр наливали только по карточкам, зато разнообразные закуски не ограничивались. Параллельно шёл концерт, где исполнялись популярные финские песни. По приглашению Владимира Мартуся наш экипаж получил возможность поближе познакомиться со «Штандартом», который уже пять лет не заходит в российские воды. Сам капитан провел нас по кораблю от адмиральского салона до кубрика матросов на баке, рассказал о своих планах, ответил на наши вопросы.

                Несмотря на то, что в Турку мы стояли несколько суток, результатов гонок участники регаты не знали до момента награждения, состоявшегося днём 2 августа. Мы были уверены, что окажемся в призах, хотя и не знали, по каким коэффициентам гоняемся. Увы, призы достались другим. Первой в классе «Л-6», который был все-таки выделен в отдельную группу, оказалась «Фея», вторым «Арго», а третьей «Дельта». Как распределились остальные места, мы так и не узнали. Официальных результатов опубликовано не было ни до, ни после награждения. Узнать, по какой причине нас «бортанули» и опротестовать результаты поэтому не удалось. Видимо, «у них так принято» проводить гонки не по Правилам, а по понятиям. Остаётся только гадать, то ли нас оштрафовали, то ли дисквалифицировали, то ли коэффициенты ALMA FACTOR, если они учитывались, были «липовыми». Одно могу сказать точно, штрафовать или дисквалифицировать «Нику» не имели права, поскольку мы ничего не нарушали, ибо нарушать было нечего, так как Гоночной инструкции не существовало.

                Хочется отметить, что на общем фоне хорошей организации стоянок яхт и досуга экипажей, гонки были проведены кое-как не по Правилам, а по понятиям. По сути, организовывались  только старты. Гоночной инструкции и списков участников с коэффициентами и разбивкой на группы не было, предварительных результатов между гонками и после гонок не было, окончательных результатов не было и нет на сайте регаты http://thegangutregatta.fi до сих пор. На мой взгляд, STAF к участникам соревнований на скорость отнеслась крайне неуважительно. Отсутствие стартового взноса не означает, что можно пренебрегать Правилами соревнований. Мы часто ругаем наших судей, но они такого отношения к участникам гонок никогда себе не позволяют.

                Несколько слов хочется сказать об экологическом соревновании, проведённом в рамках финской части регаты. Оно являлось главным, и здесь разыгрывались основные призы в трёх классах: суда с прямыми парусами, шхуны и традиционные суда и другие суда менее 24 м. Награждались только победители в классах и в общем зачёте. Приз за победу в классе составлял 3000 евро, а в общем зачёте 6000 евро. Для сравнения в гонках на скорость в качестве призов были книжки и стеклянные тарелки. Ещё в Петербурге на собрании капитанов Андрей Берёзкин сказал, что его «Былина» отказывается от участия в экологическом соревновании по ряду причин, в том числе из-за необходимости включения в экипаж контролёра от финского оргкомитета. На собрании этот вопрос обсуждался, и большинство капитанов также решили не участвовать в этом соревновании, поскольку без оборудования яхт специальными цистернами для сточных вод шансов выиграть не было. Больше этот вопрос нигде не поднимался и не обсуждался. В Котке и в Ханко ко мне подходили волонтёры и предлагали заполнить формы по экологическому соревнованию, но я, следуя принятому ранее решению, говорил, что мы в этом мероприятии не участвуем. На награждении в Турку главный приз и приз за победу в своём классе в экологическом соревновании взял «Штандарт», без которого эта регата многое бы потеряла. Но каково было наше удивление, когда за победу в экологическом соревновании был вручён чек на 3000 евро «Былине» в классе яхт, не оборудованных специальными цистернами. Откуда вдруг взялся такой класс? Выходит, либо Андрей Алексеевич путём обмана и сокрытия информации избавил себя от конкурентов и тихо заявил «Былину» в этот класс, либо победитель здесь тоже определялся не по Правилам, а по понятиям: ты координатор регаты – тебе и приз. Интересно было бы посмотреть на заполненные «Былиной» формы о «загрязнениях природы» и выяснить, чем же она экологичнее, например, «Ники», прошедшей весь маршрут под парусами. А может и не было никаких форм, а если и были, то вряд ли их кто-то анализировал. Официальные результаты экологического соревнования также не опубликованы.

                Всё это стало ложкой дёгтя в бочке с мёдом. Честно говоря, я даже не хотел принимать участие в капитанском приёме вечером этого же дня на паруснике «Suomen Joutsen», но ребята настояли, чтобы я пошёл в сопровождении приехавшей к нам в экипаж Ирины Акимовой. Кстати, на этом ужине, мы познакомились с управляющим директором Морского Центра «FORUM MARINUM» Якко Тикка и его женой. В беседе я упомянул, что на «Нике» установлен и работает древний советский бензиновый мотор, аналогичный старым двигателям, демонстрирующимся на выставке в его Центре, и что у нас в Питере есть работающие модификации этого мотора, которые в России никому не нужны. Он сильно удивился и дал мне свою визитную карточку.

                Когда мы вернулись на яхту, наш частично обновлённый экипаж принял решение в дальнейших мероприятиях, связанных с регатой, не участвовать. Рано утром 3 августа мы под парусами покинули гостеприимный Турку. Весь день дул свежий встречный ветер, а вечером мы решили зайти в Ханко для ночёвки. Здесь мы увидели «Арго», ушедший из Турку раньше нас, а утром в гавани уже стоял «Варяг», возвращавшийся из Норвегии. Поговорить с его капитаном не удалось, поскольку, когда мы уходили, они ещё спали. Нас поджимало время, так как Ирине 5 августа утром надо было быть в Хельсинки.

                По-прежнему дул сильный восточный ветер. Весь день 4 августа мы шли морем в лавировку при встречном вымпельном ветре 20 -22 узла и в 3 часа ночи ошвартовались в гавани Суоменлинны. Здесь уже стоял «Эдвенчер». Утром Ирина уехала, а мы как следует выспались. Стоянка была со всеми удобствами, включая сауну, и стоила 27 евро с электричеством или 22 евро без него. Днём мы были приглашены на экскурсию на «Эдвенчер», затем гуляли по крепости, купались и наслаждались прекрасной погодой. Позже сюда же пришла «Дельта».

                 На следующее утро мы под парусами пошли в центр Хельсинки, чтобы сделать последние покупки. Ошвартовались в Norra Hamnen, и команде было дано два часа на все дела. На стенке в гавани висел щит с надписью о том, что за швартовку без уведомления харбор-мастера по телефону предусмотрен штраф в 80 евро и указан телефон. Однако телефон и надпись можно было прочитать только после швартовки. Я рассудил, что раз уж мы уже ошвартовались, то можно не звонить, тем более, что свободных буйков было много. Экипаж собрался вовремя, а штрафа никто не потребовал. Мы отошли и около 15 часов ошвартовались к пограничному пирсу на Суоменлинне. Здесь у нас проверили только паспорта, и через 50 минут мы уже были в море.

                Опять дул все тот же свежий Ост. Мы шли в лавировку длинными галсами. Видели о. Мохни. Я рассказал ребятам подробности истории спасения «Ники», выброшенной на камни этого острова в августе 1976 года. В 7 часов утра 7 августа прошли маяк Южный Гогландский. Днём видели «Амур» на встречном курсе, связались с ним по рации, узнали куда идут и пожелали ребятам победы в «Шампань-регате» яхт-клуба HSS в Хельсинки. Кстати, в 2010 году в двух гонках этой же регаты «Ника» финишировала первой в своей группе, но была необоснованно дисквалифицирована за фальстарт в первой гонке, которого на самом деле не было. Интересно, что тогда результаты гонок появились перед самым награждением, и опротестовать их было уже невозможно. С тех пор мы на эту регату не ходим.

                 Около 5 часов утра 8 августа «Ника» подошла к Кронштадтской дамбе. Дул всё тот же Ост, но уже гораздо слабее. В предрассветной мгле справа по борту увидели киснущую яхту под парусами с тёмным корпусом. Мы запустили мотор, чтобы пройти ворота, а я взял наверх ручную рацию, чтобы связаться с «Гранитом», так как основной радиостанцией при работающем двигателе пользоваться невозможно. Вдруг из рации раздался голос Валеры Смирнова. «Варяг» запрашивал у всех, кто его слышит, помощь в буксировке через ворота. Мы развернулись к замеченной ранее яхте. Это был «Варяг». Дизель у него не работал. На буксире мы дотащили его до КПП на форте Константин, где и ошвартовались в 05:40. Ребята с «Варяга» принесли нам в знак благодарности три оставшиеся у них банки пива «Lapin Kulta» и попросили зарядное устройство. Конечно, мы дали им и зарядное устройство. К пирсу подошли ещё несколько яхт – наши соседи по клубу «Невка».

                Строгая пограничница быстро проверила яхту и наши паспорта, но сказала, что таможенников придётся ждать до 9 часов утра. Но и в 9 утра их ещё не было. В это время пошёл сильный дождь со шквалом и грозой, и мы залегли спать. Когда проснулись, дождь уже кончился, светило солнце и дул лёгкий Вест. Все яхты уже ушли. Я пошёл искать работников таможни. Когда нашёл их на дебаркадере, они мне просто сказали, что мы можем идти домой, а необходимые документы они скопировали у пограничников. Когда проверяли других, мы крепко спали, и будить нас не стали. Во как! Спрашивается, и чего же мы ждали?

                Наконец-то с попутным ветром «Ника» полетела домой и в 17:40  8 августа ошвартовалась у родного причала. По лагу было пройдено ровно 900 миль.

                Плавание продолжалось всего 24 дня, но нам казалось, что значительно больше. В нём приняли участие 16 членов экипажа. Все остались довольны, хорошо отдохнули, получили массу впечатлений, и только организация соревнований финской стороной и их результаты оставили негативный след во всей этой истории.

               

P.S.  Всё, что здесь написано, это только мои личные впечатления. Не более.

 

 

© 2017 команда яхты "Ника"